Детская энциклопедия
Том 1. Земля. Том 4. Растения и животные. Том 7. Человек. Том 10. Зарубежные страны.
Том 2. Мир небесных тел. Числа и фигуры. Том 5. Техника и производство. Том 8. Из истории человеческого общества. Том 11. Язык. Художественная литература.
Том 3. Вещество и энергия. Том 6. Сельское хозяйство. Том 9. Наша советская Родина. Том 12. Искусство.

ков Наркомпроса и лично А. В. Луна­чарского началась серьезнейшая рабо­та по составлению новых программ и учебников, насыщенных боевыми проблемами современности. В этой работе активно участвовали не только ученые, педагоги, но и рабочие, сол­даты. Так, первый советский букварь был создан в годы гражданской войны при обучении грамоте красноармейцев. Они отказались заниматься по старому букварю, который начинался слова­ми: «Ма-ша е-ла ка-шу», и потре­бовали, чтобы новый букварь начи­нался так: «Мы не ра-бы. Ра-бы не мы. Мы по-бе-дим».

За 50 лет Советской власти наша школа возмужала, усовершенствова­лась, нашла иные, более разнообраз­ные формы в своей работе, но она верна лучшим традициям коллективиз­ма дружбы, трудового воспитания , которые родились в первых советских школах.

А. В. Луначарский среди рабфаковцев.

«Удивительный человечище»

В канун 1928 г. под Харьковом открылась трудовая коммуна, создан­ная на средства украинских чекистов. По желанию чекистов она стала но­сить имя пламенного борца с дет­ской беспризорностью — Ф. Э. Дзер­жинского.

Начальником коммуны был на­значен А. С. Макаренко, за 20 лет педагогической работы выносивший в мыслях и сердце идею воспитания нового человека, немало уже сделав­ший в первых советских школах и в трудовой колонии имени Горького для осуществления своей благородной мечты.

Пятьдесят воспитанников, при­ехавших вместе с А. С. Макаренко из коммуны имени Горького, стали ядром нового большого коллектива из 500 коммунаров, помощниками Антона Семеновича в его трудном деле.

Жизнь в коммуне шла по стро­го намеченному распорядку. Бурное утро, когда дзержинцы наводили чистоту перед обходом дежурного ком­мунара, сменялось тишиной школь­ных классов, а позже — шумом стан­ков .учебного завода. Каждый комму­нар ежедневно четыре часа работал на этом заводе, четыре-пять часов

учился в школе или на рабфаке при коммуне. Вечера оставались для чте­ния, отдыха, для занятий в кружках. Человек, впервые ехавший в ком­муну, готовился к встрече с беспри­зорниками, пусть уже не ворами, не явными хулиганами, но все же под­ростками, еще далекими от нормаль­ных детей. Но, к удивлению гостя, его встречал дружный строй коммуна­ров, хорошо причесанных, чисто оде­тых, в вычищенных до блеска ботин­ках. Ребята с удовольствием показы­вали гостю жилые комнаты с бело­снежными скатертями на столах, благоухающий цветами двор, про­сторные цехи своего завода. И гость не переставал удивляться и восхи­щаться коммуной, где все жили друж­ной семьей и никто не прятал под за­мок свое добро, где все сообща решали дела коммуны: распределяли зарабо­танные деньги, отмечали праздники, посылали лучших коммунаров учиться в институты, заботились о малышах... Как о чуде, рассказывали оче­видцы о мастерстве дзержинцев, начавших изготовление первых со­ветских электросверлилок и первых ФЭДов (этот фотоаппарат состоит из 300 деталей, многие из которых обрабатываются с точностью до микрона!), о том, что выступающему на собрании дается минута по песочным часам, что все 500 коммунаров по одному могут вбежать в двери своего театра всего за 3 минуты. Воспитать у коммуна­ров культуру точности, умение ценить свое и чужое время А. С. Макаренко считал не менее важным, чем при­учить беспризорников к труду, чи­стоте.

В одном из писем к А. С. Мака­ренко Максим Горький писал: «Удиви­тельный Вы человечище и как раз из таких, в каких Русь нуждается». Великий писатель был прав. Перед молодой Советской республикой стоя­ла в те годы труднейшая задача — перевоспитать тысячи беспризорных, бороздивших дороги России. А. С. Ма­каренко был одним из тех, кому стра­на доверила выполнение этой задачи. Человек чистой совести, щедрой ду­ши, неиссякаемого трудолюбия и энтузиазма, Антон Семенович Мака­ренко за годы работы в трудовых ко­лониях перевоспитал целую армию бес­призорников: они стали деятельными творцами новой жизни — умелыми ра­бочими, врачами, учителями, агроно­мами, учеными.

Москва. Красная площадь.

Москва строится даже ночью.