Детская энциклопедия
Том 1. Земля. Том 4. Растения и животные. Том 7. Человек. Том 10. Зарубежные страны.
Том 2. Мир небесных тел. Числа и фигуры. Том 5. Техника и производство. Том 8. Из истории человеческого общества. Том 11. Язык. Художественная литература.
Том 3. Вещество и энергия. Том 6. Сельское хозяйство. Том 9. Наша советская Родина. Том 12. Искусство.

захской, Узбекской, Таджикской, Туркмен­ской, Киргизской) более 90 вузов, которые вы­пускают каждый год 400 тыс. специалистов. Выросли национальные кадры ученых.

С первых лет своего существования Совет­ская власть проявила большую заботу о раз­витии науки в Средней Азии. Только в Ташкент по путевке В. И. Ленина приехали на постоян­ную работу 86 профессоров и преподавателей. Сюда было направлено 65 вагонов с материа­лами, учебными пособиями и 20 000 томов книг. Ныне в состав Академии наук Узбеки­стана входит 30 научно-исследовательских ин­ститутов, в которых работает 2800 ученых. Все сорта хлопчатника, которые высевают в рес­публике, вывели ученые Узбекистана.

Казахские геологи на территории своей республики открыли богатые залежи цветных металлов, нашли месторождения фосфоритов, из которых делают высококачественные удоб­рения.

А данные Института астрофизики, что в Тад­жикистане, направляются в 294 астрономиче­ских учреждения земного шара. Этот инсти­тут — один из ведущих в стране, здесь наблюдают за метеорами и кометами. Ведь в недале­ком будущем астронавты перед далекими космическими рейсами будут получать от астро­физиков специальную сводку, ориентируясь по которой они смогут во время полета обойти метеорные потоки.

В составе Академии наук Туркмении успеш­но работает недавно организованный институт, где ученые изучают перспективы хозяйствен­ного освоения пустынь, предлагают способы борьбы с песчаными заносами. Туркменские физики создали экономичные конструкции для поднятия воды из колодцев. Эти устройства работают от энергии Солнца. На испытаниях — установки, которые летом будут охлаждать, а зимой отапливать дома.

В Средней Азии говорят: капля воды до­роже алмаза. Чтобы при поливе полей драго­ценная вода не пропадала даром, нужны чуткие автоматические регуляторы. Такие приборы, разработанные в Институте автома­тики Академии наук Киргизии, уже работают на полях республики.

Широко развертывается фронт советской науки. И всюду усилия ученых направлены

Золото со дна океана

В один из туманных летних дней 1901 г. небольшое судно «Самоа» шло вдоль берегов Чукотки. На борту его находился горный инженер Карл Иванович Богданович, который от­правился искать «золотые пляжи», и не в переносном, а в самом прямом смысле этого слова. Он был уверен, что такие пляжи существуют, а обра­зуются они под влиянием приливов и отливов океана, куда золотоносные реки уносят часть золота. Добыча пляжного золота экономически очень выгодна, а кроме того, от пляжного месторождения золотая тропинка на дне реки может привести к неведан­ным материковым «кладовым» драго­ценностей, заботливо припрятанным природой.

И Богданович нашел пляжное золото на Чукотке. Он привез из экс­педиции его образцы и рукопись «Очерки Чукотского полуострова».

Но как это часто было до револю­ции, большое открытие забылось. О нем снова вспомнили лишь в совет­ское время. И многие геологи, увле­ченные романтикой поиска пляжного золота, поехали по следам инженера Богдановича на Чукотку. Среди них был и Юрий Цуканов.

Когда Цуканов приехал на Чу­котку после окончания Воронежского

университета, очередная геологораз­ведочная партия возвращалась ни с чем. «Бичей» (так называют золотые пляжи) не было. Не было, хотя их и видел Богданович. Начались раз­говоры о том, что поиски эти беспо­лезны. Тогда Юрий решил отыскать книгу Богдановича и тщательно ее изучить. В библиотеке управления ее не оказалось. Не повезло Юрию и в Ленинской библиотеке в Москве. На­шлась книга неожиданно — в Мос­ковском университете.

«По обе стороны от мыса Кунтугелен исследование намывной по­лосы показало присутствие золота в каждом лотке» , — читал руководи­тель геологической партии Ю. Цука­нов в записках Богдановича. Победа казалась близкой. Дано точное гео­графическое указание. Но... мыса Кунтугелен не было ни на одной кар­те, не слышали о нем и старики чукчи. Оставалось одно — искать мыс по описанию, по косвенным приме­там. Но как это Сделать, если при­мет так мало, а мысам на побережье нет числа? Без устали вельбот экспе­диции «утюжит» побережье, растал­кивая носом летние льдины. Идут недели напряженной работы, надежд и разочарований.

Вот показался еще один мысок.

Что-то удивительно притягательное есть в его очертаниях. Цуканов и его товарищи по партии быстро пристали к берегу и установили оборудование. Первая ендовка (так геологи назы­вают объем пробы грунта) показа­лась на поверхности. Ее бросили в ло­ток с водой. Пустая порода и растаяв­ший снег быстро заструились по же­лобу. Неужели опять неудача? Но вот в лотке заблестели долгожданные желтые крупицы. Металл есть! Самая настоящая россыпь!

Теперь надо было подтвердить вторую часть гипотезы: исследован­ный пляж должен был привести к зо­лотоносной реке. Именно здесь труд­нее всего было надеяться на успех, ибо ручей, протекающий поблизости, никогда не считался золотоносным. Не считался. Но тогда чего же сто­ит вся теория пляжного золота?!

«Ручей будем шурфовать»,— ска­зал Цуканов товарищам.

И словно осознав мужество этих бородатых парней, счастье исследо­вателя решило шагать в ногу с Цука­новым. На карте ручья появились один за другим красные кружочки месторождений.

Победила молодость. Победило мужество, воля, знание, стремление к победе.

290