Детская энциклопедия
Том 1. Земля. Том 4. Растения и животные. Том 7. Человек. Том 10. Зарубежные страны.
Том 2. Мир небесных тел. Числа и фигуры. Том 5. Техника и производство. Том 8. Из истории человеческого общества. Том 11. Язык. Художественная литература.
Том 3. Вещество и энергия. Том 6. Сельское хозяйство. Том 9. Наша советская Родина. Том 12. Искусство.

Черноземы — удивительно щедрый дар при­роды. Плодородие их поразительно. Выдаю­щийся почвовед и географ В. В. Докучаев заслуженно назвал чернозем «царем почв». Даже без удобрений эти земли в течение многих лет могут приносить высокие урожаи. Нигде в мире нет такого громадного массива черно­земов и близких к ним каштановых почв, как в нашей стране (см. «Карту растительности и почв СССР»).

Самый благодатный уголок во всем обшир­ном черноземном крае — Кубань. Здесь очень тепло, но не слишком знойно. Сильных морозов почти не бывает, и держатся морозы обычно не­сколько дней. Влаги тут достаточно, но нет избытка осадков: культурные растения могут развиваться до девяти месяцев в году. Прекрас­но чувствуют себя здесь почти все виды скота и домашняя птица.

По сочетанию тепла и влаги Кубань при­знана своего рода эталоном. Так называемая продуктивность климата этого района (при­менительно к зерновым культурам) оценена высшим баллом — 100. Чтобы понять, как высока эта оценка, достаточно сказать, что даже такие замечательные в климатическом отношении районы, как Молдавия или Закар­патье, получили только 70—75 баллов; цент­ральные районы, в том числе и черноземные,— не больше 50—60; большинство районов Украи­ны — 60 — 70 баллов.

Кубань, отчасти Молдавия, Западная Украи­на — вот немногие участки черноземной зоны, практически почти не страдающие от недостат­ка влаги, не знающие засухи и суховеев.

Засуха и суховей — злой бич степи и отча­сти лесостепи. В отдельные годы засуха под­нимается до широты Москвы и даже севернее, охватывает Дон, весь Центр, Среднее и Нижнее Поволжье, всю азиатскую степь и лесостепь. Засуха резко снижает урожай всех культур, а иногда и полностью губит его.

Бороться с этим бедствием, так же как и с избыточным увлажнением почвы в лесной зоне, можно только при помощи мелиорации, т. е. коренного улучшения земель. В наиболее за­сушливой зоне это главным образом искусст­венное орошение. Оно широко практикуется в сухих субтропиках, но все больше земель орошается и в степи.

Какой это дает экономический эффект? При правильном использовании орошаемые земли приносят сельскохозяйственной продукции в 3—5 и даже в 6—7 раз больше, чем неорошае­мые. Сейчас в степной зоне и частично в лесостепи орошается уже более 2 млн. га. Боль­шое значение для борьбы с почвенной засухой имеют и полезащитные лесонасаждения.

А следует ли так беспокоиться из-за засуш­ливых земель или заботиться об освоении заболоченных угодий, о которых шла речь выше? Стоит ли вкладывать так много труда и средств в их мелиорацию? Разве у нас земли не хватает?

Попробуем разобраться в этом вопросе. На первый взгляд он очень прост. В самом деле, мы владеем более чем 2,2 млрд. га земли, а под пашней, включая залежи, и под многолетними насаждениями (садами, виноградниками) у нас занято 240 млн. га, т. е. немногим более десятой части всей территории. Казалось бы, чего про­ще — распахивай, сколько вздумается, и сей.

Но вспомним, что миллиард гектаров занят у нас многовековой мерзлотой. Очень невелики пригодные для земледелия площади в горных районах, занимающих более 650 млн. га. При­бавьте к этому почти 200 млн. га болот и более 300 млн. га пустынь и полупустынь. Это соста­вит примерно девять десятых всей тер­ритории страны. Ясно, что без коренного улуч­шения земель — орошения в засушливых райо­нах, осушения болот, очистки пахотных земель от камней, наконец, без раскорчевки и окуль­туривания наименее ценных лесных площа­дей — обойтись невозможно.

Да и в самых благоприятных для земледелия лесостепи и степной зоне далеко не все земли можно распахать. Более пятой части территории этого края занято неудобными землями, лесами, кустарниками, оврагами, четвертую часть при­ходится оставлять под сенокосы и пастбища — иначе нечем будет кормить скот (а это важней­ший в стране животноводческий район!). Между тем уже сейчас почва в этих зонах распахана в среднем более чем на 50%, а в районах с луч­шими почвами — на 70% и более. Это предел.

Многим из вас знакомо слово «эрозия». Так называют разрушение самого плодородного, верхнего слоя почв водой и ветром. Громадные массивы сплошь распаханных степных про­странств, открытые всем стихиям, особенно там, где они не защищены лесными полосами,— арена для всех видов эрозии. Ежегодно ветры подымают здесь затмевающие небо пыльные бури, снося с полей плодородный слой почв. Бурные, ничем не сдерживаемые потоки ливне­вых или талых вод прокладывают на пашне

248