Детская энциклопедия
Том 1. Земля. Том 4. Растения и животные. Том 7. Человек. Том 10. Зарубежные страны.
Том 2. Мир небесных тел. Числа и фигуры. Том 5. Техника и производство. Том 8. Из истории человеческого общества. Том 11. Язык. Художественная литература.
Том 3. Вещество и энергия. Том 6. Сельское хозяйство. Том 9. Наша советская Родина. Том 12. Искусство.

шли по стране, тысячи будущих строителей нового мира. Во всех начинаниях ребята сове­товались со своими вожаками — комсомоль­цами, о своих делах рассказывали в письмах дорогому Ленину. «Милый дедушка Ленин,— говорилось в письме ребят одной деревенской школы,— мы уже умеем немного читать и пи­сать, умеем делать всякие вещи...» С гордостью читал такие письма Владимир Ильич. Разгова­ривая однажды с немецкой коммунисткой Кла­рой Цеткин, он сказал: «Смотрите, даже дере­венские ребятишки строят новую жизнь. Разве можно сомневаться в том, что мы победим?»

Пионеры знали, что вождь революции тяже­ло болен. В своих письмах они спрашивали его о здоровье, желали ему скорее поправиться. Болью в сердце каждого пионера отозвалась смерть Ильича в январе 1924 г. Вся страна приспустила знамена в траурном крепе. В по­четный караул у гроба вождя вместе с больше­виками и комсомольцами встали пионеры.

А когда 23 января 1924 г. в Москве собрался экстренный Пленум Центрального Комитета комсомола и постановил присвоить коммуни­стической организации юных пионеров имя Владимира Ильича Ленина, в этот день каждый пионер решил для себя: он будет жить по-ле­нински, учиться по-ленински, трудиться по-ле­нински, любить Родину, свой народ так, как любил их Ленин. И это свое решение ребята подтвердили клятвой у стен Мавзолея 23 мая 1924 г. С этой клятвой прошли по жизни все поколения советских пионеров, верны этой клятве и сегодняшние пионеры.

В день клятвы каждый думал о том, что сделано. Да, сделано много. Многие ребята умеют читать и писать. Меньше стало беспризорных. Под красным пионерским знаменем сотни тысяч ребят. Но еще больше предстоит сделать. И снова горн и барабан позвали юных ленинцев в дорогу.

Их видели всюду. Они работали в избах-читальнях, проводили читки газет, собира­ли средства на постройку детских домов. То страна узнавала о том, что пионеры чувашско­го села Пандикова посадили лес в память о то­варище Ленине, то о том, что пионеры Одес­ского детского дома вышли в поход против грызунов и за шесть дней уничтожили 45 тыс. сусликов, очистили от вредителей 615 десятин земли, а сотни московских пионеров вернулись из лыжного пробега по городам и деревням Московской области. Харьков, Ленинград, Ташкент, Алма-Ата... Отовсюду идут вести о горячих пионерских делах. Пионеры Симфе­рополя сообщают, что они установили в школах и подшефных деревнях 16 радиоточек. Пионеры Татарии собрали деньги и купили трактор для детского дома, у которого был большой участок земли. А ленинградские пионеры предложили всем ребятам страны собирать средства на по­стройку самолета «Пионерская правда».

В 1930 г. пионеры рапортовали XVI съезду партии, что они обучили 1 млн. неграмотных, отправили в села 20 тыс. радиоприемников, по­слали в деревню больше 500 тыс. книг...

Врагам Советской власти не нравилось, что в молодом государстве растет хорошее поко­ление. Они высмеивали пионеров, угрожали им расправой. Но уже сложился пионерский ха­рактер: стойкость к неудачам, умение разби­раться в классовой борьбе. И красные галстуки вместе со всей страной уверенно держали шаг в новую жизнь.

Пионерка из Конотопа

...Когда в город вошли фашисты, отец Нади Глущенко стал у них набор­щиком в типографии. Знакомые его удивлялись, но Надя знала — так надо, чтобы бороться. Это отсюда, из типографии, выходили листовки «Смерть фашистским оккупантам!», которые подпольщики расклеивали по всему городу. Надя, чем могла, помо­гала отцу: стояла на часах, когда у них дома собирались подпольщики, была связной между типографией и подпольной группой.

Фашисты подняли на ноги весь свой гарнизон — искали отважных патриотов. В конце концов гитлеровцам удалось узнать, что листовки выходят

из их же собственной типографии. Фашисты сначала схватили отца Нади и заперли в холодный подвал, по­том перевели его в концлагерь. Но Павел Никитич Глущенко молчал. Геройски принял он и смерть от рук фашистов.

Так ничего и не добившись от П. Н. Глущенко, фашисты бросили в тюрьму Надю вместе с матерью — каждую в одиночную камеру.

— Или вы скажите, где парти­заны, или...— и гитлеровцы угрожа­ли револьверами, били арестованных, пока те не теряли сознание. Они мучили мать и дочь голодом, не дава­ли воды, а если те просили пить, подставляли банку с соленым раствором. Когда Наде было особенно труд­но, она думала о своих родителях— честных, мужественных людях, и это придавало ей силы.

Однажды родственники получили от Нади письмо, написанное на наво­лочке: «Привет от Нади. Мне было 5 допросов, а маме 7. Домой нас не ждите».

В краеведческом музее города Ко­нотопа, что в Сумской области на Украине, хранятся личные вещи Нади, и среди них — красный галстук. 27 июня 1966 г. отважная пионерка была посмертно награждена медалью «За отвагу».

228