Детская энциклопедия
Том 1. Земля. Том 4. Растения и животные. Том 7. Человек. Том 10. Зарубежные страны.
Том 2. Мир небесных тел. Числа и фигуры. Том 5. Техника и производство. Том 8. Из истории человеческого общества. Том 11. Язык. Художественная литература.
Том 3. Вещество и энергия. Том 6. Сельское хозяйство. Том 9. Наша советская Родина. Том 12. Искусство.

Зарождение стахановского движения

В 1935 г. комсомольцы шахты «Центральная-Ирмино» в Дон­бассе решили ознаменовать отмечав­шийся 1 сентября Международный юношеский день производственным рекордом. Их поддержали коммуни­сты шахты. Показать образцы в тру­де доверили молодому забойщику Алексею Стаханову. Вот что рассказал он на I Всесоюзном совещании стаха­новцев в ноябре 1935 г. о своем миро­вом рекорде производительности труда: «...еще задолго до этого дня мы на шахте вместе с парторгами товари­щами Петровым и Дюкановым дума­ли над тем, как бы разбить оковы норм, дать забойщикам разойтись, заставить работать молотки в полную силу. И вот на шахте решили: пустить забойщиков на всю лаву. В конце августа ко мне на квартиру пришли парторг шахты и начальник участка и предложили мне спуститься в лаву.

Я с большой охотой принял это пред­ложение и в ночь под 31 августа по­шел рубить.

...Следом за мной приступили к работе два крепильщика. Работали напряженно, но время прошло неза­метно. Я проработал 5 часов 45 ми­нут. Подмерили, и оказалось, что я согнал всю лаву и нарубил 102 т».

В ночь с 3 на 4 сентября по но­вому методу пошел работать парторг М. Д. Дюканов; он добыл 115 т угля. А 5 сентября комсомолец Дмитрий Концедалов дал уже 125 т.

Вскоре у новаторов появились последователи и на других шахтах Донбасса. 11 сентября все рекорды перекрыл знатный забойщик член ЦИК СССР Никита Изотов: за смену он дал 241 т угля.

Движение новаторов охватило всю страну.

Алексей Стаханов.

Сталевар М. Мазай

«К осени 1935 г., когда по нашей стране с огромной силой развернулось стахановское движение, я был уже довольно опытным сталеваром. По­явились первые стахановцы-сталевары и на нашем заводе. Работали тогда с большим подъемом...

Сталевар знал, что и как делать, но почему делается так, а не иначе, он редко задумывался, и еще меньше думал он о том, как бы сделать по-иному, получше. Все это мы считали делом инженера. Сталевар знал свою инструкцию и соблюдал ее. И вдруг все в цехе завертелись, зашумели; заговорили.

— Как же, мол, так? Стаханов под землей работает и сумел за семе­рых сработать, а мы чем же хуже?!

...Наступил день 14 октября — знаменательный день моей жизни. В этот день наша бригада вышла на смену за 30 минут до гудка. Мы про­вели летучее совещание и решили, что налицо все условия, чтобы добить­ся небывалой до тех пор производи­тельности...

В 9 часов утра мы выпустили плавку предыдущей смены... Реши­ли в ту же смену сварить еще одну плавку. Мои подручные Пархоменко и Самойлов, крышечница Мокрицкая работали с огромным воодушевле­нием. Каждое приказание выполня­лось вмиг. Мы достигли почти идеаль­ной организованности... За 20 дней октября мы достигли среднего съема 9,7 т.

...Успехи окрыляют. Я обрел сме­лость и поставил себе задачу сделать 12т стали с квадратного метра по­да нормой своей работы. С таким при­зывом я обратился через центральный орган нашей партии — газету «Прав­да» ко всем сталеварам Советского Союза». (М. Мазай. «Записки сталевара».)

В 1936 г. знатный сталевар Макар Мазай установил мировой рекорд съема стали с одного квадратного метра пода печи — 15,05 т. В годы войны, когда враг захватил Мариу­поль, Мазай отказался работать на фашистов и был ими зверски замучен.

Знатный сталевар М. Мазай.

В 1933 г. Советский Союз вступил во вторую пятилетку. Если в годы первой пятилетки был заложен фундамент социалистической эконо­мики, то во второй пятилетке на этом фунда­менте нужно было построить само здание социа­листического общества.

Вторая пятилетка должна была стать не только пятилеткой строительства, но и освое­ния новых предприятий. Основная задача за­ключалась в том, чтобы завершить техническую перестройку всего народного хозяйства, пре­вратить всех трудящихся в сознательных и активных строителей социализма.

Рабочий класс страны горячо откликнулся на призыв своей партии. Заводы и фабрики превратились в своего рода учебные комбина­ты, где без отрыва от производства учились на курсах и в технических кружках миллионы людей. Все больше становилось рабочих, в со­вершенстве овладевших новой техникой. Они выступали инициаторами нового движения — движения новаторов производства, которое за­родилось в Донбассе. Здесь, в шахте «Центральная-Ирмино», в ночь на 31 августа 1935 г. забойщик Алексей Стаханов, по-но­вому организовав свой труд, отбойным молот­ком вырубил за смену 102 т угля — 14 норм в смену! Это был мировой рекорд в угольной промышленности. Вначале подобное достиже­ние могло показаться случайной удачей. Одна­ко прошло насколько дней, и парторг этой же шахты Мирон Дюканов, затем комсомолец Дмитрий Концедалов добились еще более высо­кой выработки. Так возникло движение, на­званное по имени его зачинателя стахановским. Вскоре стахановское движение охватило всю промышленность.

Каждый день страна узнавала все новые и новые имена новаторов.

Машинист II. Ф. Кривонос достиг небывалых до того показателей использования мощности ло­комотива. Кузнец Горьковского автозавода Алек­сандр Бусыгин ковал в час до 130 коленчатых валов для автомобилей. Это намного превышало производительность труда американских рабо­чих. Фрезеровщик Московского станкострои­тельного завода Иван Гудов, применив новый способ обработки деталей и увеличив скорость станка, стал вырабатывать до 10 норм за смену. Ивановские ткачихи Евдокия и Мария Вино­градовы перешли на обслуживание 100 и более станков, тогда как нормой считалась работа на 30—40 станках.

Движение новаторов быстро распространи­лось, потому что к этому времени значительно

повысился уровень культуры и технической подготовки рабочих. Немаловажное значение имело и то, что трудящиеся стали жить лучше. Все больше становилось продуктов питания и промышленных товаров широкого потребле­ния. Повысился доход трудящихся. И каждому советскому человеку хотелось ответить на за­боту партии новыми успехами в труде.

Благодаря самоотверженному труду совет­ских людей второй пятилетний план развития народного хозяйства был выполнен к 1 апреля 1937 г. — за 4 года и 3 месяца. Новые или полно­стью обновленные социалистические предприя­тия давали теперь 80 % всех промышленных изделий. Советский Союз превратился в самую мощную индустриальную державу Европы и вышел на второе место в мире по объему про­мышленного производства.

ПОБЕДА КОЛХОЗНОГО СТРОЯ

«Мелким хозяйствам из нужды не выйти»,— говорил В. И. Ленин вскоре после Октябрьской революции. Постепенно все большее число крестьян на собственном опыте убеждалось в справедливости этого вывода. Крестьянину было над чем задуматься. Он добился осущест­вления главных своих стремлений: Октябрь­ская революция освободила его от эксплуата­ции помещиков, наделила землей, поощрила его деловую предприимчивость, дала стимул для развития хозяйства. Сельское хозяйство превысило довоенный уровень. Крестьянин быстро освоил бывшие помещичьи земли. Но освоил он их как мелкий собственник и сам вскоре почувствовал, что дальнейшее расши­рение посевов теми же темпами невозможно: мешали старая техника, мельчайшие размеры производства, его примитивная организация.

Между тем растущая промышленность тре­бовала все больше сырья, а увеличивавшееся городское население — все больше продоволь­ствия. Вот почему во второй половине 20-х го­дов мелкотоварное сельское хозяйство не толь­ко замедлило собственное развитие, но и грози­ло превратиться в тормоз индустриализации страны.

Возникли продовольственные трудности, которыми пыталось воспользоваться кулачест­во, организовавшее в 1927—1928 гг. так назы­ваемую «хлебную стачку». Кулаки отказыва­лись продавать зерно, зарывали его в землю, вели антисоветскую агитацию, терроризиро­вали крестьянскую бедноту. Угрожая голодом,

99