Детская энциклопедия
Том 1. Земля. Том 4. Растения и животные. Том 7. Человек. Том 10. Зарубежные страны.
Том 2. Мир небесных тел. Числа и фигуры. Том 5. Техника и производство. Том 8. Из истории человеческого общества. Том 11. Язык. Художественная литература.
Том 3. Вещество и энергия. Том 6. Сельское хозяйство. Том 9. Наша советская Родина. Том 12. Искусство.

Прошло совсем немного времени с того дня, когда VIII Всероссийский съезд Советов, за­седавший в зале Большого театра, обсуждал план ГОЭЛРО. Тогда полумрак нетопленного зала, суровые лица и шинели делегатов созда­вали резкий контраст с тем, о чем говорилось на сцене театра. Теперь обстановка была иная. Зрительный зал театра залит электрическим светом. Все места заняты делегатами, но у них вид не суровых воинов, а тружеников, хорошо поработавших за девять лет мирного труда.

На сцене тот же докладчик, который вы­ступал здесь с проектом плана ГОЭЛРО. Это председатель Госплана Г. М. Кржижановский. Внимание делегатов съезда приковано к огром­ной географической карте, протянутой позади президиума через всю стену. На этой карте Советский Союз показан таким, каким он станет через пять лет. Все с нетерпением ждут начала заседания.

Но вот доклад о пятилетнем плане начался. По знаку докладчика на карте зажглись десят­ки звездочек. Они показывают все основные угольные месторождения страны. Докладчик говорит о развитии электрификации, а по всей карте, от Мурманска до Владивостока и от Ар­хангельска до Тбилиси, вспыхивают красные и голубые кружочки. Это электростанции. Осо­бенно ярко светится Днепрогэс. Гул восхище­ния проносится по залу.

В конце доклада карта вспыхивает всеми своими огнями. Было такое впечатление, как будто чья-то волшебная рука, приоткрыв за­весу будущего, показала Советский Союз 1933 года — мощное индустриально-колхозное государство. Громом аплодисментов встретили делегаты эту волнующую картину. В едином порыве все встают, и огромный зал оглашают мощные звуки «Интернационала».

Выражая мысли и настроения тех лет, В. В. Маяковский писал:

Энтузиазм,

разрастайся и длись

фабричным

сияньем радужным.

Сейчас

поднимается социализм

живым,

настоящим, правдошным.

По первому пятилетнему плану в народное хозяйство нашей Родины намечалось вложить 64,5 млрд. рублей, т. е. каждый день затрачи­вать на новое строительство и переоборудова­ние старых предприятий 35 млн. рублей! Ничего подобного не знала и не могла знать наша страна раньше.

Весь мир был поражен намерением больше­виков за пять лет добиться результатов, для достижения которых крупнейшие капиталисти­ческие государства тратили десятилетия. Осо­бенно поражала идея многолетнего перспектив­ного планирования. Один из известных амери­канских буржуазных экономистов — Стюарт Чейз назвал пятилетний план самым смелым эко­номическим экспериментом, когда-либо извест­ным в истории. Буржуазные деятели не верили, что можно планировать на пять лет вперед и выполнять эти планы.

Вся страна превратилась в огромную строй­ку. Чтобы выполнить все задуманное, потре­бовалось мобилизовать все средства страны. Народу приходилось ограничивать себя в пита­нии, одежде, строительстве жилищ, были вве­дены продовольственные и промтоварные кар­точки. Советский народ сознательно пошел на ограничение своих потребностей. Все пони­мали: главное — создать тяжелую промышлен­ность.

Борьба за индустриализацию наталкива­лась не только на хозяйственные трудности. Обозленные успехами советского народа, импе­риалисты засылали к нам шпионов и дивер­сантов, использовали классовых врагов, остав­шихся внутри страны. Враги проникали в со­ветские учреждения, на заводы, фабрики, шах­ты. Они вредили как могли: портили машины и продукты, устраивали поджоги и взрывы.

Но ничто не могло остановить великой все­народной стройки. Во всех концах страны вста­вали новые промышленные гиганты. Рождалась могучая индустриальная держава.

Многие новые фабрики и заводы воздви­гались в отдаленных, глухих, необжитых ме­стах, богатства которых лишь недавно стали доступными народу. Такими, в частности, были Магнитогорский и Кузнецкий металлургические заводы. В книге, изданной за несколько лет до революции, можно было прочитать такое опи­сание места будущего Магнитогорска:

«Магнитная гора... У подножья — «кош», юрта кочующего здесь летом киргиза (раньше казахов неправильно называли киргизами.— Ред.). Железная руда залегает сплошными глыбами по 3 — 4 метра в длину, по 2 метра в ширину и высоту. Руда превосходного каче­ства, почти без вредных примесей... Громадные запасы руды лежат нетронутыми».

В этом безлюдном и диком месте началось строительство Магнитогорского металлургиче-

92