Детская энциклопедия
Том 1. Земля. Том 4. Растения и животные. Том 7. Человек. Том 10. Зарубежные страны.
Том 2. Мир небесных тел. Числа и фигуры. Том 5. Техника и производство. Том 8. Из истории человеческого общества. Том 11. Язык. Художественная литература.
Том 3. Вещество и энергия. Том 6. Сельское хозяйство. Том 9. Наша советская Родина. Том 12. Искусство.

Большевистские лозунги июньской демонстрации

«Правда», 14 (27) июня 1917 г.

...Мы пишем на своих знаменах: Долой контрреволюцию!

Долой «союзных» империалис­тов, стоящих за спиной организую­щейся контрреволюции!

Вся власть Советам Рабочих, Солдатских и Крестьянских Депута­тов!

Да здравствует контроль рабочих над производством и распределением продуктов!

Долой недемократические пункты в декларации прав солдата!

Против расформирования рево­люционных полков!

Против разоружения рабочих!

Да здравствует вооружение всего народа, и рабочих прежде всего!

Ни сепаратного мира с Вильгель­мом, ни тайных договоров с англий­скими и французскими капитали­стами!

Немедленное опубликование Советом действительно справедливых условий мира!

Против политики наступления!

Хлеба! Мира! Свободы!

...Демонстрация должна стать не просто прогулкой, а политическим смотром сил. Демонстрация должна стать орудием давления со стороны революционного пролетариата и ре­волюционных солдат для практическо­го проведения в жизнь их требований.

За работу! Время не ждет!

Близится пролетарская революция

Для определения дальнейших путей рево­люции партия созвала свой VI съезд.

Съезд открылся 26 июля в Петрограде в полулегальных условиях: газеты сообщали о созыве съезда, но не указывали, где он будет проходить. Заседания съезда происходили сна­чала на Выборгской стороне, затем за Нарвской заставой. Вооруженные рабочие несли охрану помещений, где работал съезд. 267 делегатов съезда представляли 240 тыс. членов партии.

Среди делегатов не было Ленина — партия укрыла своего вождя от преследований контр­революции. Но связь большевиков с Ильичем, находившимся тогда в Разливе, неподалеку от Петрограда, не прерывалась. К нему приез­жали Дзержинский, Орджоникидзе, связные Центрального Комитета. С ними Ленин пере­давал большевикам свои указания и советы. Ленин был единодушно избран почетным пред­седателем съезда. В основу решений VI съезда легла ленинская оценка политической обста­новки. Ее основная идея заключалась в том, что после июльских событий переход власти к Советам возможен лишь путем вооруженного восстания. Съезд согласился с предложением В. И. Ленина временно снять лозунг «Вся власть Советам!», VI съезд нацелил Россию на восстание, открыл ей перспективу социали­стической революции.

Сразу после съезда избранный им Централь­ный Комитет обратился с манифестом «Ко всем трудящимся, ко всем рабочим, солдатам и кре­стьянам России».

«...Рано торжествует контрреволюция свою победу. Пулей не накормить голодных. Казац­кой плетью не отереть слезы матерей и жен.

Арканом и петлей не высушить моря страда­ний. Штыком не успокоить народов. Генераль­ским окриком не остановить развала промыш­ленности.

Работают подземные силы истории,— с уве­ренностью продолжал манифест.— В самых глубинах народных масс назревает глубокое недовольство. Крестьянам нужна земля, рабо­чим нужен хлеб, и тем и другим нужен мир...»

Заканчивался манифест призывом: «Готовь­тесь же к новым битвам, наши боевые товарищи! Стойко, мужественно и спокойно, не поддаваясь на провокации, копите силы, стройтесь в боевые колонны! Под знамя партии, пролетарии и солдаты! Под наше знамя, угнетенные деревни!»

По всей стране нарастало революционное движение рабочих и крестьян. Революционный взрыв приближался с неудержимой силой. Встревоженная буржуазия металась в поисках более действенных средств «искоренения боль­шевистской крамолы». Ей пытались помочь по­слы США, Англии, Франции.

Все враги революции сошлись на том, что в создавшейся «неспокойной обстановке» «нуж­на сильная рука», требуется установить режим военной диктатуры. Но кто будет диктатором? Конечно, А. Ф. Керенский, который с ав­густа 1917 г. стал главой Временного прави­тельства, не прочь был стать русским Наполео­ном. Но вот мнение английского посла в Петро­граде де Бьюкенена: «Все мои симпатии были на стороне Корнилова», ибо он «гораздо более сильный человек, чем Керенский». Генерал Корнилов, который в тот момент занимал пост Верховного главнокомандующего русской ар­мией, вдруг стал кумиром финансовых воротил, промышленных тузов России.

Генеральский заговор созрел быстро. 25 ав­густа Корнилов двинул на Петроград конный

20