Детская энциклопедия
Том 1. Земля. Том 4. Растения и животные. Том 7. Человек. Том 10. Зарубежные страны.
Том 2. Мир небесных тел. Числа и фигуры. Том 5. Техника и производство. Том 8. Из истории человеческого общества. Том 11. Язык. Художественная литература.
Том 3. Вещество и энергия. Том 6. Сельское хозяйство. Том 9. Наша советская Родина. Том 12. Искусство.

СПРАВОЧНЫЙ ОТДЕЛ

КАК РАБОТАЮТ ИСТОРИКИ

ОТ ДОКУМЕНТА К ПОЗНАНИЮ ПРОШЛОГО

Сложен и многогранен труд историка. Мыс­ленно он проникает в глубь веков и видит то, что недоступно взору других. Историк видит и представляет прошлое потому, что он умеет заставить говорить об этом исторический источник.

Исторический источник — это все то, что непосредственно отражает исторический процесс и может дать историку сведения о прошлом чело­веческого общества. Выкопанный из земли ка­менный топор первобытного человека и модель вымпела, заброшенного советской ракетой на Луну; старинная книга на пергаменте и пахну­щая свежей типографской краской страница га­зеты «Пионерская правда»; народная песня о крепостной неволе и кинопленка, запечатлев­шая В. И. Ленина на субботнике в Кремле в де­кабре 1918 г.,— все это исторические источни­ки.

Историки главным образом изучают пись­менные исторические источники.

Письменность возникла на Земле более пя­ти тысяч лет назад, и за это время накопилось громадное количество письменных памятников. Глиняные таблички из библиотеки царя Ашшурбанапала (см. стр. 37) и египетские папирусы, берестяные грамоты, переписанные от руки летописи, рукописи Маркса, Энгельса и Ленина я наши газеты — все это письменные исторические источники.

Письменные исторические источники хранятся в архивах и библиотеках. Они растут и пополняются с каждым днем. Пользуясь библио­течными каталогами, архивными описями и указателями, историки ищут и находят интере­сующие их материалы.

Но мало найти источник — надо еще и уметь им пользоваться. Без специальной под­готовки трудно, а то и невозможно прочитать древнюю рукопись (см. стр. 597).

Прочитав источник, историк может найти в нем самые разнообразные факты, крупные и мел­кие, давно известные науке и совершенно но­вые. В последнем случае мы вправе говорить об открытии. Образец такого открытия — наход­ка берестяных грамот при раскопках в Новгоро­де, по-новому осветившая вопрос об уровне грамотности в древней Руси (см. стр. 231).

Спустя десятилетия после Великой Отечест­венной войны 1941—1945 гг. мы узнаем все новые факты о героических подвигах того времени.

Однако не всему, что прочитано в доку­менте, может и должен верить историк. Во-пер­вых, автор документа мог не знать об историче­ском факте и говорить о нем понаслышке. Он мог все знать о нем, но не хотел или не мог это­го рассказать. Так, показания революционеров, хранящиеся в делах царской охранки, всегда крайне скупы и неполны: арестованные стара­лись как можно меньше рассказать о своем уча­стии в революционном движении. Наконец, бы­вают и такие случаи, когда историк сталкивает­ся с заведомо фальшивыми, поддельными доку­ментами.

Много шуму в свое время наделала «откры­тая» в 1819 г. чешским писателем и ученым Вац­лавом Ганкой так называемая «Краледворская рукопись», где в форме народных песен и ска­заний воспроизводилась чешская героическая старина с ее битвами за родную страну про­тив иноземных насильников. В течение века ученые сомневались в подлинности этой руко­писи и в начале XX в. окончательно установили, что эта рукопись — мастерская подделка. Ганка в патриотических целях, борясь против насиль­ственной германизации чехов, проводимой Габс­бургами, написал эту рукопись сам.

Уже после Октябрьской революции большой интерес вызвали мемуары видных представи-

579