Детская энциклопедия
Том 1. Земля. Том 4. Растения и животные. Том 7. Человек. Том 10. Зарубежные страны.
Том 2. Мир небесных тел. Числа и фигуры. Том 5. Техника и производство. Том 8. Из истории человеческого общества. Том 11. Язык. Художественная литература.
Том 3. Вещество и энергия. Том 6. Сельское хозяйство. Том 9. Наша советская Родина. Том 12. Искусство.

Амангельды Иманов.

За годы войны по Казахстану и Средней Азии они возросли в 15 раз. Уделом бедняцких масс аулов и кишлаков были голод и нищета.

Истекал второй год войны. 25 июня 1916 г. был обнародован царский указ о мобилизации на тыловые работы инородцев1, ранее осво­божденных от воинской повинности. Мобили­зации подлежали все мужчины коренного насе­ления Средней Азии и Казахстана от 19 до 43 лет. Их хотели использовать на строительстве оборонительных сооружений и путей сообще­ния и, как говорилось в указе, «для всяких иных необходимых для государственной обороны ра­бот». Инородцы призваны были заменить сот­ни тысяч русских, украинских, белорусских ра­бочих и крестьян, которые в свою очередь долж­ны были пополнить ряды действующей армии.

Указ был получен в Казахстане и Сред­ней Азии в разгар сельскохозяйственных работ. Мобилизация мужчин грозила сорвать убор­ку урожая, что обрекло бы население на голод­ную смерть. Чаша терпения переполнилась.

Трудовой народ поднял восстание против царизма. Оно началось в северных районах Таджикистана и Узбекистана и вскоре охватило почти всю Среднюю Азию и Казахстан, перебро­силось в Астраханскую губернию, на Урал и в некоторые другие районы, населенные не­русскими народностями.

В восстании приняли участие сотни тысяч дехкан (крестьян), батраков и ремесленников. Они выступали под лозунгами: «Не дадим рабо­чих!», «Не отдадим своих детей белому царю!». Дехкане говорили: «У нас отняли землю, отня­ли благосостояние тяжелыми поборами, теперь отнимают душу... Не дадим никого, не подчи­нимся требованиям царских властей. Не пойдем в солдаты, всех перебьем, кто будет брать их, придет сам царь — и его убьем».

В отдельных наиболее отсталых районах руководство восстанием захватила местная знать и мусульманское духовенство. Они стре­мились использовать народное движение в сво­их корыстных целях, направить его против русского народа, провоцируя нападения пов­станцев на русские поселения. Однако боль­шинство восставших боролось не только про­тив «белого царя» и его властей, но и против своих феодалов, баев и манапов2, которые бы­ли опорой царизма. Из них состояла местная, так называемая «туземная» администрация— волостные управители, старшины и т. д. Цар­ский указ освобождал их от мобилизации. Кро­ме того, «любому туземцу» разрешалось нанять и послать вместо себя другого человека. Этим широко воспользовались богатеи. Вся тяжесть мобилизации легла на бедноту. Это вызвало озлобление трудящихся не только против рус­ской администрации, но и против местных экс­плуататоров. В ряде мест в восстании приняли участие русские рабочие и крестьяне-бедняки.

Один из руководителей восстания в Казах­стане — Нуко Сатыбеков, попавший в руки царских палачей, сказал следователю: «Ты спрашиваешь, зачем я восстал? Хорошо, я рас­скажу. Я восстал потому, что больше не было сил терпеть. Каждый из нас носил на своей шее по два ярма. Одно надели наши же баи, другое — начальники царя. У нас отобрали хо­рошие земли, но мы стерпели. Нас обложили податями, мы не наедались досыта, но терпели. Баи судили в пользу богатых, мы платили штра­фы и продолжали терпеть. Мы чуть не превра­тились в верблюдов, которые падают от непо-

1 Инородцами царские колонизаторы презритель­но называли нерусские народы, и прежде всего отсталые народы Востока, входившие в состав России.

2 Так называли богачей в Средней Азии и Казах­стане.

572