Детская энциклопедия
Том 1. Земля. Том 4. Растения и животные. Том 7. Человек. Том 10. Зарубежные страны.
Том 2. Мир небесных тел. Числа и фигуры. Том 5. Техника и производство. Том 8. Из истории человеческого общества. Том 11. Язык. Художественная литература.
Том 3. Вещество и энергия. Том 6. Сельское хозяйство. Том 9. Наша советская Родина. Том 12. Искусство.

создавали ячейки в воинских частях и на кораб­лях, вели антивоенную агитацию среди солдат и матросов. В окопах все чаще появлялись листовки, разоблачавшие войну и звавшие сол­дат повернуть оружие против ее зачинщиков.

Призывы большевиков все чаще находили го­рячий отклик в сердцах солдат, рабочих и кре­стьян. Война вызвала в России развал промыш­ленности и транспорта, упадок сельского хозяй­ства, голод. Буржуазия и помещики получали неслыханные прибыли, переложив все тяготы войны на плечи трудящихся. В народе зрело не­довольство войной и политикой правительства. Росло стачечное движение пролетариата, во главе которого стояли большевики. В 1915 г. бастовало свыше полумиллиона рабочих, в 1916 г. забастовщиков было уже в два раза больше. Революционное брожение перекинулось в деревню. Суммируя донесения из разных гу­берний, царский министр писал, что «деревня дышит 1905 годом».

Стачки и демонстрации, возникавшие на экономической основе, благодаря большевистско­му руководству нередко получали политическую окраску, некоторые из них проходили под ло­зунгами: «Долой войну!», «Долой царя!».

После первых успехов русская армия, пло­хо вооруженная, голодная, к тому же возглав­ляемая бездарными царскими генералами и ми­нистрами, стала терпеть поражение за пораже­нием. Письма из дома о разоряющемся хозяйст­ве и голоде, о крестьянских бунтах и стачках рабочих усиливали глухое недовольство в сол­датской среде, которое все чаще прорывалось наружу. «Здесь в армии большое волнение,— читаем мы в письме с фронта,— надоело очень воевать. Уж несколько раз — прикажут идти в наступление, но солдаты не выходят из око­пов...» Под влиянием большевистской пропа­ганды солдаты и матросы все чаще задумы­вались о бесполезности приносимых жертв. «Нас заставили защищать интересы купцов, помещи­ков и всех состоятельнейших людей страны, самых закоренелых врагов наших». Эти слова можно было найти в солдатских письмах на­чала 1916 г. Для многих становилось очевид­ным, что корень зла в насквозь прогнившем царском режиме.

Армия и флот переставали быть опорой само­державия. Уже осенью 1915 г. против войны выступили матросы ряда кораблей Балтийского флота. Восставшие моряки два дня держали в своих руках линейный корабль «Гангут».

Антивоенные листовки, речи большевист­ских агитаторов, призывавшие русских и германских солдат прекратить огонь и выйти на­встречу друг другу, делали свое дело: на фрон­те все чаще происходили братания. «Три дня,— говорилось в одном из писем с фронта,— солдаты наши и австрийские вопреки приказа­нию устроили перемирие, т. е. не выпустили ни одного снаряда, ни одного выстрела, ходи­ли друг к другу в окопы, наши угощали их хлебом, а те наших земляков — ромом. Дружба была полная...» Царские генералы, как и не­мецко-австрийское командование, всполошились.

По братавшимся солдатам открывали огонь С обеих сторон. Но прекратить братания было невозможно. В начале 1917 г. они стали пов­семестными.

В октябре 1916 г. военному суду была пре­дана группа моряков — участников военно-мор­ской организации большевиков. Матросам грозил расстрел. По призыву большевиков десятки тысяч питерских рабочих ответили на готовившуюся расправу такой стачкой протеста, что суд не решился приговорить моряков к смертной каз­ни. Во многих городах солдаты запасных ча­стей вливались в колонны рабочих-демонстран­тов. В Петрограде два полка отказались стре­лять в бастовавших рабочих и повернули ору­жие против полиции. «Пусть рабочие начнут — мы поддержим»,— все чаще слышалось в око­пах и солдатских казармах.

Большевистские лозунги становились ло­зунгами миллионов. Революционный натиск масс нарастал. Царизм переживал глубокий кризис.

В феврале 1917 г. восставший народ сверг самодержавие. Это был первый шаг на пути превращения империалистической войны в вой­ну гражданскую. Следующий решающий шаг был сделан в октябре 1917 г. На одной шестой части земного шара установилась власть тру­дящихся. Ее первым декретом был ленинский декрет о мире.

ВОССТАНИЕ 1916 ГОДА В СРЕДНЕЙ АЗИИ И КАЗАХСТАНЕ

Империалистическая война усилила нацио­нально-колониальный гнет и принесла новые бедствия угнетенным народам царской России. Царские колонизаторы вывозили из Средней Азии и Казахстана «на нужды войны» сырье, продовольствие, скот. Изыскивая новые и новые средства для финансирования преступной войны, царское правительство резко увеличило налоги.

571