Детская энциклопедия
Том 1. Земля. Том 4. Растения и животные. Том 7. Человек. Том 10. Зарубежные страны.
Том 2. Мир небесных тел. Числа и фигуры. Том 5. Техника и производство. Том 8. Из истории человеческого общества. Том 11. Язык. Художественная литература.
Том 3. Вещество и энергия. Том 6. Сельское хозяйство. Том 9. Наша советская Родина. Том 12. Искусство.

Издание «Правды» и ее распространение было связано с огромными трудностями. По­мещения редакции и типографии находились под неослабным надзором полиции и переоде­тых полицейских шпиков. В 1912—1914 гг. вышло 646 номеров «Правды», 190 из них под­верглось репрессиям царской цензуры: каж­дый четвертый номер газеты конфисковался, каждый восемнадцатый штрафовался. Цар­ское правительство восемь раз закрывало «Правду», но она продолжала выходить под другими названиями: «Рабочая правда», «Северная правда», «Правда труда», «За прав­ду», «Пролетарская правда», «Путь правды», «Рабочий», «Трудовая правда».

Газета жила благодаря постоянной под­держке рабочих. Их добровольные денежные взносы составляли основную часть средств, на которые издавалась «Правда». Рискуя попасть в тюрьму, они доставляли газету на фабрики и заводы. Ответственный редактор часто под­вергался арестам и тюремному заключению, поэтому «Правду» подписывали подставные ре­дакторы из петербургских рабочих. В тюрьме побывали и многие редакторы. Стоило полиции арестовать одного из них, как на смену ему шли новые добровольцы. Популярность газеты росла, а вместе с ней рос и тираж. К началу первой мировой войны, как отмечал В. И. Ленин, 4/5 сознательных рабочих России шли за «Прав­дой», за большевиками.

Чтобы обойти цензуру, в «Правде» был выра­ботан особый, иносказательный язык. Вместо «большевик» писали «последовательный демо­крат», вместо «революционные требования»— «неурезанные требования» и т. д. Рабочие хо­рошо понимали смысл таких фраз.

Вот один из конфискованных полицией номеров «Правды» — за 13 сентября 1913 г.

В полицейском списке «крамольных» статей на первом месте — «Землеустройство и деревен­ская беднота». Под статьей подпись: В. Ильин. Это литературный псевдоним В. И. Ленина. Статья была опубликована на видном месте первой страницы газеты. Ее название многое говорило читателю. Землеустройство — это сто­лыпинская аграрная реформа, которая, как уже убедились крестьяне-бедняки, «помогает только сильным, а голытьбу губит». Помещики и кулаки с помощью царского правительства сгоняют с земли миллионы крестьян, обрекая их на нищету и безысходные страдания. Где же выход? Он в борьбе, организованной, само­отверженной классовой борьбе — сначала против царизма и помещиков за победу буржуазно-

демократической революции, затем против бур­жуазии за социалистическую Россию. В этой борьбе у крестьянства есть верный могучий союзник, товарищ, вождь — пролетариат. «Вне классовой борьбы пролетариата против буржуа­зии...— писал В. И. Ленин,— нет спасения дере­венской бедноте».

На второй странице «Правды» — еще одна статья, послужившая причиной конфискации номера. Заголовок ее в траурной рамке. «Наш путь»,— читаем мы. Это название большевист­ской газеты, издававшейся в Москве. «Наш путь» прожил всего восемнадцать дней. 12 сентября 1913 г. «младшая сестра «Правды» (так назы­вали московские рабочие свою газету) была убита: полиция разгромила редакцию «Нашего пути». «Петербургская марксистская газета,— обращается «Правда» к рабочим,— находится в той же опасности. Все средства пущены в ход, лишь бы отвоевать у рабочих и эту крепость. Теснее ряды!»

Не по нраву пришлись цензорам не только отдельные статьи, но и целые отделы «Правды»— «Рабочее движение» и «Рабочая жизнь», занимавшие почти полностью третью и четвер­тую страницы. Это корреспонденции рабочих с фабрик и заводов, рассказывающие о рабочем движении по всей стране. Рядом колонки цифр— регистрация денежных сборов среди рабочих в помощь бастующим товарищам. Тут же мно­гочисленные приветствия «Правде» от рабочих и крестьян. Вот одно из них: «Привет тебе, «Правда труда», защитница всех трудящихся. Мы желаем тебе полного успеха на твоем тер­нистом пути и посылаем в твой фонд 2 руб. 30 коп.».

В письме из города Николаева рабочие сооб­щали, что хозяевам заводов с помощью поли­ции и штрейкбрехеров удалось сорвать заба­стовку судостроителей. Многие из бастовавших остались без работы, их семьи — без куска хлеба. Сто забастовщиков арестовано, двадцать человек отдано под суд за остановку работ во время исполнения военных заказов царского правительства и за угрозы штрейкбрехерам. Далее перечислялись имена штрейкбрехеров.

Эту заметку полицейские цензоры нашли очень опасной: в ней звучал не только призыв к продолжению борьбы, но и протест против военных приготовлений царизма. Да еще список штрейкбрехеров! И без того капиталистам и полиции редко удавалось найти среди рабо­чих предателей, соглашавшихся работать вме­сто бастующих товарищей. А после каждого такого списка, напечатанного в «Правде», их

552