Детская энциклопедия
Том 1. Земля. Том 4. Растения и животные. Том 7. Человек. Том 10. Зарубежные страны.
Том 2. Мир небесных тел. Числа и фигуры. Том 5. Техника и производство. Том 8. Из истории человеческого общества. Том 11. Язык. Художественная литература.
Том 3. Вещество и энергия. Том 6. Сельское хозяйство. Том 9. Наша советская Родина. Том 12. Искусство.

Отправка с приисков вдов рабочих, погибших во время Ленского расстрела.

баррикадах в декабре 1905 г. С огромным тру­дом удалось сохранить курсы. Полиция не­усыпно следила, чтобы в рабочие классы не проникла «крамола». Но преподаватели, свя­занные с революционным движением, находили обходные пути к осуществлению лозунга «Зна­ние — для борьбы». Преподавание естествен­ных наук было проникнуто духом материализ­ма и атеизма. На уроках литературы звучало слово Чернышевского и Белинского, Некрасова и Щедрина, Толстого и Горького. Даже далекая исто­рия средних веков становилась созвучной совре­менности, когда речь шла о народных движени­ях, о грозных крестьянских восстаниях. Курсы были одним из опорных пунктов московских большевиков. Здесь работали подпольные кружки, в которых изучали революционную теорию, читали Маркса и Ленина; в воскрес­ные дни, во время загородных экскурсий, про­исходили нелегальные сходки...

Как подо льдом, сковавшим зимой поверх­ность реки, незримо движется глубокое тече­ние, так под покровом реакции зрели силы

в глубинах рабочего класса. Несмотря на реп­рессии, продолжалась стачечная борьба. Ее непосредственной целью была защита завоева­ний 1905 г. от наступления капитала.

Передовые рабочие не поддавались на при­зывы ликвидаторов. Вновь стали расти ряды революционной социал-демократии, главным образом за счет рабочих. «Дела с каждым днем улучшаются, связи расширяются, крепнут...» — писал в конце октября 1910 г. Я. М. Свердлов, незадолго перед тем бежавший из глухой сибир­ской ссылки и направленный партией на под­польную работу в Петербург. Из фактов, с которыми он сталкивался, Свердлов делал вывод: «... перелом в сторону «подъемного» настроения не миф, не фантазия, а самая наи­реальнейшая действительность».

Спустя неделю после того, как были написаны эти слова, в России снова начались открытые политические демонстрации. Поводом к ним послужила смерть Льва Николаевича Толстого —событие, всколыхнувшее в 1910 г. всю страну. Передовая Россия видела в Толстом не только

547