Детская энциклопедия
Том 1. Земля. Том 4. Растения и животные. Том 7. Человек. Том 10. Зарубежные страны.
Том 2. Мир небесных тел. Числа и фигуры. Том 5. Техника и производство. Том 8. Из истории человеческого общества. Том 11. Язык. Художественная литература.
Том 3. Вещество и энергия. Том 6. Сельское хозяйство. Том 9. Наша советская Родина. Том 12. Искусство.

(большевик Евлампий Дунаев был де­путатом первого Ивановского Совета). За порядком в городе следила боевая дружина во главе с Иваном Утиным. Совет отчитывался о работе перед тысячными рабочими собраниями у Талки. Они решали, давать ли помощь фабриканту для спасения его имуще­ства от затопления, обсуждали требо­вания и текст письма министру внут­ренних дел Булыгину. Здесь же за­мечательные лекторы-большевики Михаил Фрунзе, Евлампий Дунаев, Николай Подвойский, Александр Стопани читали лекции. Они при­зывали с оружием в руках добиваться выполнения своих требований. Ра­бочие начинали понимать, что имен­но самодержавие и является главным врагом народа. Эти собрания рабочие называли своим «университетом» , Когда полицмейстер Кожеловский прикатил на Талку и потребовал от имени губернатора прекратить сходки,

ему ответил руководитель ивановских большевиков Федор Афанасьев: «Пе­редайте господину губернатору, что хозяева в городе — мы».

Первый Совет прекратил свое су­ществование с окончанием стачки 22 июля 1905 г. Через 12 лет по всей огромной стране рабочие, крестьяне, солдаты и матросы, измученные вой­ной, вышли на улицу с категори­ческими требованиями: «Вся власть Советам!».

 

Убийство Н. Э. Баумана

Его худощавое лицо с высоким лбом мыслителя, с глазами, искрящи­мися жизнью, хорошо знали и любили рабочие Москвы. Это был замечатель­ный революционер, большевик Нико­лай Эрнестович Бауман.

В дни Октябрьской всеобщей по­литической стачки власти были вы­нуждены выпустить его из Таганской тюрьмы. Бауман снова включился в революционную работу.

18 октября Николай Эрнестович был на митинге в Московском техни­ческом училище. Здесь решили устро­ить демонстрацию и направиться к Таганской тюрьме, чтобы потребовать освобождения политических заключен­ных. Демонстранты двинулись по Немецкой улице (теперь Бауманская). Бауман шел в первом ряду. Потом он сел в извозчичью пролетку и по­ехал на один из заводов, чтобы при­звать его рабочих присоединиться к демонстрации.

Черносотенцы и охранники подсте­регли революционера. Пролетку оста­новили. Один из бандитов ударил Бау­мана железным ломом по голове. Удар оказался смертельным... Весть о звер­ском убийстве быстро облетела Москву. Негодованию рабочих не было предела.

20 октября состоялись похороны Баумана. По призыву Московского ко­митета большевиков около 100 тыс. рабочих и студентов провожали тело убитого революционера на Ваганьков­ское кладбище. Шли организованно, сомкнувшись в грозных колоннах. Над морем голов колыхались красные стя­ги с надписями: «Российская социал-демократическая партия рабочих», «Долой самодержавие!», «Пролета­рии всех стран, соединяйтесь!» , «До­лой черную сотню!» , «Да здравству­ет восьмичасовой рабочий день!».

Власти не решились разогнать про­цессию, но, когда похороны закончи­лись, у Манежа на группу возвращаю­щихся с кладбища студентов напала банда черносотенцев. Началась стрель­ба, последовали новые жертвы.

Убийцу Баумана привлекли к суду. Но царский суд был милостив к черносотенцу, приговорив его лишь к полутора годам тюрьмы. Впрочем, бандит не отсидел и этого срока.— вскоре «по высочайшему повелению» его выпустили из тюрьмы, и верный слуга престола даже получил де­нежное вспомоществование.

542