Детская энциклопедия
Том 1. Земля. Том 4. Растения и животные. Том 7. Человек. Том 10. Зарубежные страны.
Том 2. Мир небесных тел. Числа и фигуры. Том 5. Техника и производство. Том 8. Из истории человеческого общества. Том 11. Язык. Художественная литература.
Том 3. Вещество и энергия. Том 6. Сельское хозяйство. Том 9. Наша советская Родина. Том 12. Искусство.

Ходынская катастрофа

В былые времена у северо-западной окраины Москвы, около Петербургско­го (теперь Ленинградское) шоссе, там, где петляла речушка Ходынка, нахо­дилось огромное Ходынское поле.

На 18 мая 1896 г. на Ходынском поле по случаю коронации Николая II было назначено народное гулянье с раздачей царских подарков: эма­лированных памятных кружек и по­лотенец, хлеба и колбасы, пива и сла­стей.

Гулянье должны были организо­вать московский генерал-губернатор (дядя царя) и министр двора. Оба са­новника заботились только об одном — ублажить молодого царя зрелищем «народного ликованья» . Они хорошо знали, что у народа нет оснований ра­доваться появлению нового царя, по­этому и придумали приманку в виде подарков «от царских щедрот». Чтобы царю и знати лучше было вид­но, как народ «ликует», будки для раздачи подарков не разбросали по полю, а выстроили в ряд примерно за версту перед парадным царским па­вильоном. Справа от павильона шла глубокая канава вдоль Петербург­ского шоссе, слева — рвы и ямы вдоль границы летнего военного лагеря. На этом небольшом сравнительно пространстве и должно было происхо­дить народное гулянье.

Газетные объявления и стоустая молва разнесли весть о царских подар­ках за пределы Москвы. Из далеких деревень выходили загодя, и на Хо­дынском поле народ стал собираться уже накануне, с утра, многие целыми семьями, с детьми. День выдался не­бывало жаркий для мая. Начала пра­здника ждали кто сидя, а кто лежа поближе к заветным будкам, но народ шел все гуще, и уже к вечеру люди стояли сплошной массой. Людской по­ток вливался на поле всю ночь, и никто не знает точно, сколько соб­ралось людей. Дышать становилось трудно. Люди теряли сознание, не­которые умирали, и трупы не падали: так тесно все стояли, прижатые друг к Другу. Когда рассвело, стало видно огромное облако, низко нависшее над толпой,— облако от испарений тысяч человеческих тел, дыхания великого множества людей.

Около 6 часов утра кто-то впереди толпы взмахнул шапкой. Это приняли за сигнал к началу раздачи подарков. Толпа подалась к будкам. Началась давка. Ослабевшие люди падали наземь, толпа топтала их ногами. Всего погибло и было искалечено свыше двух тысяч человек...

Когда молодому царю доложили о катастрофе, он слегка поморщился (придворные с умилением передавали об этом, как о знаке скорби о погибших) и распорядился... гулянья не отменять. Начальники засуетились.

С Ходынского поля на сотнях под­вод везли прикрытые рогожей трупы, но всех увезти не успели, и оставшие­ся тела рассовали под будки. Между тем к Ходынскому полю уже прибли­жался парадный кортеж экипажей царя, придворных сановников, ино­странных послов. Несколько послед­них страшных телег попалось им на­встречу...

Для установления виновников ка­тастрофы назначили следствие, но виновников «не обнаружилось», в дело замяли. Однако народ не забыл ходынской катастрофы. Уже в тот день Николая II окрестили «Крова­вым». Это несмываемое прозвище ос­талось за последним русским царем до конца его дней.

Слово «ходынка» осталось в языке как память о страшной катастрофе о бесславном, жестоком царе.

Расстрел (1905 г.). Художник С. В. Иванов.

ПЕРВАЯ РУССКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ 1905—1907 ГОДОВ

КРОВАВОЕ ВОСКРЕСЕНЬЕ

В начале 900-х годов в России разразился экономический кризис. В 1904 г. началась вой­на с Японией. Нужда и бедствия широких народных масс резко усилились. Все выше под­нималась волна забастовок. Наряду с экономи­ческими требованиями бастующие рабочие все чаще выдвигали политические требования. Уси­ливалось влияние большевиков на массы. Цар­ское правительство попыталось взять под свой контроль рабочее движение. При помощи свя­занного с полицейской охранкой попа Гапона была создана легальная рабочая организация «Собрание русских фабрично-заводских рабо­чих города С.-Петербурга». Эта организация должна была отвлечь рабочих от революцион­ной борьбы. Однако затея царских властей по­терпела полный провал.

В конце декабря 1904 г. дирекция Путиловского завода уволила четырех рабочих. Пути-ловцы стали на защиту своих товарищей. Но требования рабочих не были удовлетворены, и 3 января они объявили забастовку. Теперь ра­бочие не только настаивали на приеме уволен­ных, они выдвинули более широкие требования: установить 8-часовой рабочий день; учредить выборную комиссию от рабочих для разрешения спорных вопросов с администрацией; улучшить условия труда; повысить заработную плату. Эти требования скоро стали известны на других заводах Петербурга. Уже через день в поддерж­ку путиловцев забастовали рабочие многих пред­приятий столицы, а 7 января стачка стала все­общей, охватив более 130 тыс. человек. Погасло электричество, не выходили газеты и журналы. Жизнь в столице была парализована.

Во всех районах города рабочие ежедневно устраивали многотысячные собрания. Прави­тельство направило в рабочие кварталы сол­датские патрули. Атмосфера накалялась.

В эти тревожные дни Гапон предложил ра­бочим пойти к Зимнему дворцу и подать царю петицию, в ней изложить свои нужды и беды. Гапон и его подручные внушали рабочим: царь-де узнает об их тяжелом положении, и устано­вится на Руси правда и справедливость. Подав­ляющее большинство горячо поддержало предло­жение Гапона.

Большевики пытались разъяснить рабочим всю нелепость этой затеи. Но предотвратить шест­вие было невозможно. Тогда революционеры решили пойти вместе с рабочими, с тем чтобы вырвать их из-под влияния гапоновцев, помочь рабочим самим разобраться в событиях. Под влиянием большевиков в петицию были вклю­чены политические требования: свобода пе­чати и слова, свобода рабочих союзов, созыв Уч­редительного собрания, равенство всех перед законом, установление 8-часового рабочего дня.

Петиция начиналась словами: «Государь! Мы, рабочие города Санкт-Петербурга, наши жены и дети и беспомощные старцы-родители пришли к тебе, государь, искать правды и защиты. Мы обнищали, нас угнетают, обременяют непосиль­ным трудом, над нами надругаются, в нас не признают людей, к нам относятся как к рабам, которые должны терпеть свою горькую участь и молчать». Доведенные до отчаяния, рабочие просили царя о заступничестве: «Тут мы ищем последнего спасения. Не откажи в помощи твое­му народу, выведи его из могилы бесправия, ни­щеты и невежества, дай ему возможность само­му вершить свою судьбу, сбрось с него невыно­симый гнет чиновников. Разрушь стену между тобой и твоим народом, и пусть он правит стра­ной вместе с тобой». И просьба и глухая угроза звучали в заключительных словах: «Не отзо­вешься на нашу мольбу,— мы умрем здесь, на этой площади, перед твоим дворцом. Нам некуда больше идти и незачем. У нас только два пути: или к свободе и счастью, или в могилу...» Весь рабочий Петербург побывал на собраниях, где обсуждалась петиция. Каждый стремился поста­вить свою подпись.

Между тем царское правительство готовило кровавую расправу с рабочими. В столицу были вызваны дополнительные воинские части. Вся власть в городе была передана царским генера­лам во главе с дядей царя великим князем Вла­димиром. В ночь на 9 января более 40 тыс. сол­дат и казаков было сосредоточено на основных магистралях города. Дислокация их была раз­работана заранее, с учетом мест наибольшего скопления рабочих.

Ранним морозным утром 9 января на завод­ских окраинах стали собираться огромные тол­пы народа. Вместе с рабочими пришли жены,

521