Детская энциклопедия
Том 1. Земля. Том 4. Растения и животные. Том 7. Человек. Том 10. Зарубежные страны.
Том 2. Мир небесных тел. Числа и фигуры. Том 5. Техника и производство. Том 8. Из истории человеческого общества. Том 11. Язык. Художественная литература.
Том 3. Вещество и энергия. Том 6. Сельское хозяйство. Том 9. Наша советская Родина. Том 12. Искусство.

Игнатий Гриневицкий.

стражи, подкопы, бомбы. И перед виселицей Перовская не изменила себе. Она умирала так же, как прожила свою короткую и яркую жизнь,— с гордо поднятой головой.

Рядом с Перовской на скамье подсудимых — ее ровесник Николай Кибальчич, как всегда, спокойный и сдержанный. Это был выдающий­ся революционер и большой ученый. Мины и бомбы «Народной воли» были делом его рук. За несколько часов до смерти в тюрьме он по­спешно заканчивал свой проект летательного реактивного аппарата (см. т. 5 ДЭ, ст. «Николай Иванович Кибальчич»).

Четвертый — Тимофей Михайлов — про­стой рабочий. На следствии и суде двадцати­двухлетний революционер держал себя непо­колебимо и стойко. По пути на эшафот он не­сколько раз пытался обратиться к народу, но барабанная дробь заглушала его слова.

Между Желябовым и Кибальчичем на скамье подсудимых—Геся Гельфман, ей 29 лет. Шестнад­цати лет она оставила семью. За спиной работа в революционных кружках, суд, тюрьма, ссылка, по­бег. Она активный член организации народоволь­цев, участвовала в подготовке покушения 1 марта.

Гесю Гельфман тоже приговорили к повеше­нию, но, так как она готовилась стать матерью, смертная казнь была ей отсрочена, а затем под давлением активной кампании в заграничной пе­чати заменена бессрочной каторгой. Геся Гельфман умерла в тюрьме 1 февраля 1882 г., вскоре после рождения ребенка, которого у нее тут же отняли.

Последний из осужденных на смерть — двадцатилетний Николай Рысаков, цепляясь за жизнь, выдал своих товарищей; но судьи, выпытав необходимые сведения, отправили на эшафот и его.

...Процессия приближалась к Семеновскому плацу, где уже стояли виселицы. После того как был прочитан приговор, смертники про­стились друг с другом. Только Перовская отка­залась подойти к Рысакову: даже здесь, на эшафоте, она не могла ему простить слабости и предательства.

Под зловещий грохот барабанов народо­вольцы были казнены. Царизм выстоял против горстки героев. Но вскоре сбылись слова на­родовольческой песни:

Если ж погибнуть придется

В тюрьмах и шахтах сырых,—

Дело, друзья, отзовется

На поколеньях живых.

Новое поколение борцов — пролетарские революционеры, наследовав лучшие традиции революционеров 70—80-х годов, подняли на борьбу народные массы во главе с рабочим классом и свергли царизм.

ПЕТР АЛЕКСЕЕВ

Петр Алексеев рано начал трудовую жизнь. В 1858 г., когда мальчику не было еще и девяти лет, отец — крестьянин деревни Новинской, что в Смоленской губернии,— привел его на заработки в Москву и определил на ткацкую фабрику. Петрушу приставили к сушильным барабанам. Они стояли так близко один к дру­гому, что проходы между ними были едва за­метны. Переступив в первый раз порог сушиль­ни, Петруша остановился в недоумении: как тут двигаться? Барабаны — огромные медные цилиндры, наполненные горячим паром,— вра­щались с большой скоростью. Между ними тя­нулись полотнища мокрого ситца. В сушильне было душно, смрадно — у мальчика сразу закружилась голова.

Мастер щелкнул Петрушу по лбу:

- Ты чего остановился? Ступай к четвер­тому барабану. Только рубаху скинь, а то шестерня захватит.

В 1872 г. Петр переехал в Петербург и там по­ступил на суконную фабрику англичанина Торнтона. Фабрика была крупная: сотни станков и машин, паровые установки, больше тысячи

498