Детская энциклопедия
Том 1. Земля. Том 4. Растения и животные. Том 7. Человек. Том 10. Зарубежные страны.
Том 2. Мир небесных тел. Числа и фигуры. Том 5. Техника и производство. Том 8. Из истории человеческого общества. Том 11. Язык. Художественная литература.
Том 3. Вещество и энергия. Том 6. Сельское хозяйство. Том 9. Наша советская Родина. Том 12. Искусство.

дение крестьян.— Ред.) произошло свыше, не­жели снизу».

После четырех лет обсуждений, в которых участвовали все помещики и не участвовал ни один крестьянин, проект реформы был готов. Бесправные крепостные не могли участвовать в этом обсуждении, но непрерывные крестьян­ские волнения показали царю и помещикам всю опасность дальнейшего промедления и за­ставили их завершить, наконец, подготовку реформы.

19 февраля 1861 г. царь написал: «Быть по сему» — на объемистом документе, в силу ко­торого менялись отношения между ста тысяча­ми помещиков и десятками миллионов крепо­стных1. В марте по всей необъятной России в церквах в присутствии полицейских чинов зачитывался указ «О всемилостивейшем даро­вании крепостным людям прав состояния сво­бодных сельских обывателей и об устройстве их быта».

Кроме царского манифеста, было обнаро­довано 207 статей «Общего положения», 179 статей «Положения» о выкупе, несколько местных «положений» и т.д.— всего 17 основных законодательных актов, написанных тяжелым, малопонятным для крестьян языком.

Что же получили крестьяне по реформе 1861 г.?

...Перенесемся мысленно в деревню тех дней.

Верейский уезд Московской губернии, в ста верстах от Москвы. Крестьяне каждого села составляли мир, или общину. Как везде, вла­дельцами земли и крестьян были помещики. Огромное имение — двадцать две деревни — десять тысяч десятин земли2, пять тысяч крепостных душ — принадлежало богатейшему вельможе графу П. П. Шувалову.

Земля здесь неплодородная. Поэтому граф сам большого хозяйства не вел и 9 тыс. десятин отдал в пользование крестьян — в среднем по 3,8 десятины на ревизскую душу3. Это было в полтора-два раза больше, чем у крестьян Там­бовской, Воронежской, Курской и других пло­дородных черноземных губерний, но все же

далеко не достаточно. Чтобы свести концы с концами, крестьянину необходимо было иметь в нечерноземной полосе 9 —10, а в чернозем­ной 5—6 десятин на ревизскую душу, т. е. втрое больше, что он обычно имел.

В черноземных губерниях, где помещикам было выгодно самим вести большое хозяйство, основной формой крестьянских повинностей была барщина. Шуваловские же мужики, как и крестьяне большинства других вотчин не­черноземной полосы, не несли барщины, а платили оброк, превышавший 10 руб. с души в год — сумма по тем временам очень большая. Со всего имения граф ежегодно получал огром­ный доход — более 24 тыс. руб. Чтобы добыть денег, все больше крестьян отправлялось на заработки в Москву. И все же недоимки росли из года в год и к 1861 г. достигли 26 тыс. руб.

И вот пришла долгожданная «воля». Не успев разобраться в мудреном тексте «Поло­жений», крестьяне узнали из манифеста, что «новое устройство» не может быть введено вдруг, для этого требуется не менее двух лет, в течение которых все остается по-прежнему. Правда, гражданские права крестьяне полу­чили сразу. Крестьянин теперь уже не был собственностью помещика: его нельзя было про­дать, обменять на породистую гончую, запре­тить ему жениться. Закон разрешал миллионам ранее совершенно бесправных людей за­ниматься промыслами, торговлей, владеть иму­ществом, передавать его по наследству, судить­ся, выбирать на сельском сходе старосту, на волостном — старшину.

Но «свободный сельский обыватель» и в правовом отношении во многом напоминал крепостного. Правительство не запрещало его сечь местным властям, т. е. тем же помещикам. В сатирическом стихотворении 60-х годов весь­ма метко описаны новые порядки в порефор­менной деревне:

Тятька, эвон что народу

Собралось у кабака:

Ждут каку-то все свободу;

Тятька, кто она така?—

Цыц! Нишкни, пущай гуторят,

Наше дело сторона,

Как возьмут тебя да вспорют,

Так узнаешь, кто она!

С тревогой ждали крестьяне ответа на глав­ный вопрос: что будет с землей?

Прошло некоторое время, и в деревни вы­ехали мировые посредники из дворян решать земельные дела. Они имели право размеже-

1 По данным ревизии (переписи), которая учитывала только мужчин, перед реформой в России было 22 млн. крепостных крестьян. Примерно столько же было и женщин.

2 Десятина равна 1,09 га.

3 Ревизские души — мужчины податных сословий, главным образом крестьяне, подлежащие ревизии (переписи). Ревизии проводились в России периодиче­ски с 1718 по 1859 г. с целью обложения населения налогами.

483