Детская энциклопедия
Том 1. Земля. Том 4. Растения и животные. Том 7. Человек. Том 10. Зарубежные страны.
Том 2. Мир небесных тел. Числа и фигуры. Том 5. Техника и производство. Том 8. Из истории человеческого общества. Том 11. Язык. Художественная литература.
Том 3. Вещество и энергия. Том 6. Сельское хозяйство. Том 9. Наша советская Родина. Том 12. Искусство.

КРЕСТЬЯНСКОЕ ВОССТАНИЕ 1907 ГОДА В РУМЫНИИ

В течение нескольких столетий дунайские княжества Молдова и Валахия томились под игом турецких феодалов. Население, почти сплошь состоявшее из крестьян, платило тяже­лую дань султану. Иноземные властители не допускали торговли Молдовы и Валахии с дру­гими странами, препятствовали их экономиче­скому, политическому и культурному развитию.

Постепенно с помощью России, заинтересо­ванной в сокрушении турецкого господства на Балканах, народу Молдовы и Валахии удалось освободиться от иноземного гнета.

После победы России над Турцией в войне 1828—1829 гг. по Адрианопольскому мирному договору княжества получили некоторую поли­тическую и экономическую самостоятельность.

В 1859 г. оба княжества объединились в од­но государство — Румынию, но и после этого они остались под верховной властью турец­кого султана и продолжали платить Турции дань. Власть оказалась в руках крупнейших помещиков и верхушки буржуазии. В положе­нии крестьян, жаждавших освободиться от турецкого ига и крепостного гнета румынских бояр, мало что изменилось. Правда, уси­лившиеся крестьянские волнения вынудили правительство отменить феодальные повинности. Однако декрет о крестьянской реформе 14 авгус­та 1864 г. обманул надежды крестьян: за «осво­бождение» они должны были выплачивать по­мещикам в течение 15 лет громадные выкупные суммы; большая часть пригодных к обработке земель, выпасы, луга, леса оставались собст­венностью помещиков. Крестьяне получали худшие земли и недостаточные наделы.

Только после русско-турецкой войны 1877— 1878 гг., в которой участвовала и Румыния, румынский народ наконец полностью освобо­дился от турецкого ига. Вместе с русскими са­моотверженно сражались тысячи румынских солдат. Они шли на штурм турецких укрепле­ний, участвовали в осаде крепости Плевна, и многие из них встретили смерть под ее сте­нами. Крестьянские сыновья умирали за неза­висимость Румынии, веря, что в освобожденной Румынии их семьи наконец будут иметь доста­точно земли, а с землей придет в деревню и до­статок. Но надежды их не оправдались.

Возглавлявшие правительство помещики и капиталисты оставили все по-старому, и в на­чале XX в. 2 тыс. крупнейших помещиков имели почти столько же земли, сколько миллион крестьянских хозяйств. Гонимые нуждой кре­стьяне каждый год вынуждены были арендовать землю у помещиков и наниматься к ним на работу.

Крестьянин вспахивал помещичью землю и засевал ее своими семенами, ухаживал за посевами, убирал урожай и свозил его в амбар землевладельца. И за эту работу он получал обычно не больше половины урожая. В такой плодородной стране нужда и голод были веч­ными спутниками крестьян. Питались они обычно мамалыгой (кашей из кукурузной муки) и овощами. Мясо ели по большим празд­никам.

Тяжелая болезнь на почве голода — пелла­гра приняла в Румынии характер народного бедствия. В начале XX в. здесь было, по офи­циальным данным, более 100 тыс. больных пел­лагрой. А во всей стране в то время насчитыва­лось менее 7 млн. жителей!

Поистине страшным зрелищем был сбор налогов в румынской деревне. Финансовые агенты с жандармами одну за другой обходили крестьянские глиняные мазанки, уводили со двора скот, отбирали последние початки куку­рузы, не оставляя и котла для варки мамалы­ги. Как говорила румынская пословица, «за­бирали даже золу из печи».

Периодически засуха губила посевы, и то­гда тысячи голодных, оборванных людей брели из деревни в город в поисках работы. Но слабо развитая промышленность Румынии не могла обеспечить их работой.

Крестьяне обращались к властям с проше­ниями и жалобами. Жители села Флемынзи (что в переводе на русский язык означает «го­лодные») писали, что крестьян, нанявшихся на работу, помещики кормят мамалыгой из гни­лой кукурузы, червивой брынзой и испорчен­ными огурцами. «Трудно объяснить, в какой нищете мы живем,— говорилось в другой жа­лобе, посланной в министерство внутренних дел.— Мы дошли до того, что умираем с голо­ду». Однако нищета и бесправие не превра­тили крестьян в покорных рабов. Почти каж­дый год вспыхивали крестьянские волнения. Жандармы и солдаты с помощью плетей и шты­ков наводили «порядок» и восстанавливали в се­лах «спокойствие».

Но крестьянство не прекращало борьбы. В 1905 г. свежий ветер из революционной Рос­сии ворвался в Румынию, по румынским селам разнеслась весть о русской революции. Вско­лыхнулся рабочий класс, усилилась стачеч-

476