Детская энциклопедия
Том 1. Земля. Том 4. Растения и животные. Том 7. Человек. Том 10. Зарубежные страны.
Том 2. Мир небесных тел. Числа и фигуры. Том 5. Техника и производство. Том 8. Из истории человеческого общества. Том 11. Язык. Художественная литература.
Том 3. Вещество и энергия. Том 6. Сельское хозяйство. Том 9. Наша советская Родина. Том 12. Искусство.

мировалась новая армия, в которую просочи­лись и отряды из простонародья. Но в основном она состояла из самураев.

Их было очень много, этих неустроенных и надменных самураев. Они составляли шест­надцатую часть населения — в десять раз боль­ше, чем дворянство и духовенство времен фран­цузской революции 1789 г.! Давно утратив зем­ли, самураи жили на рисовые пайки (натураль­ную плату за службу), получаемые от князей. Заложив и перезаложив эти пайки купцам на много лет вперед, самураи часто не имели ни­чего, кроме своих традиционных двух мечей. Масса ронинов — безземельных самураев — бродила по стране, участвовала в восстаниях, занималась грабежом. Руководство движением, направленным против сёгуна, находилось в ру­ках князей Юго-Западной Японии и прибли­женных императора.

В ноябре 1863 г. верные сёгуну войска на­чали поход против княжества Тёсю, самурайско-крестьянские отряды которого казались им особенно опасными. Это был заговор реакции против революции, поднимающейся снизу. Борьба продолжалась и летом 1864 г.

Поднялось крестьянство, составлявшее 80% населения страны. Особенно много народных выступлений произошло в 1866 г.: 41 раз вос­ставали крестьяне, 11 раз — городские низы. Восстания городской бедности получили на­звание «бей и ломай». Трижды за год происхо­дили народные выступления в столице Эдо.

А в следующем году всю страну охватили массовые беспорядки. После сотен лет феодаль­но-полицейского гнета, шпионажа и насилий угнетенные люди были уверены, что сёгун те­перь «ничего с ними сделать не сможет». Неор­ганизованные толпы врывались в дома богачей, заставляли угощать себя вином и закусками, иногда уносили одежду, утварь и деньги. Люди опьянялись кажущейся свободой. В Киото и Осака самурайско-крестьянские ополчения вместе с городской беднотой выступали против властей, против купцов и ростовщиков. Бога­чей облагали налогом, должников освобожда­ли от долгов, рис раздавали голодающим. На шестах раскачивались головы наиболее ненави­стных грабителей народа. Крестьянские восста­ния до основания расшатали феодальное гос­подство сёгунов, но не смогли сокрушить его.

Враждебные сёгуну силы использовали ши­рокую волну крестьянских восстаний. Кресть­ян привлекали в войска. Распространились слухи, что после победы над сёгуном будут на три года отменены все подати. Даже манифест

императора называл народ «великой драгоцен­ностью» и выражал притворное беспокойство в связи с ростом цен и нищеты.

Между тем европейские правительства, главным образом Англия и Франция, продол­жали вмешиваться во внутреннюю борьбу. В 1863 г. английская эскадра обстреляла го­род Кагосима. Два дня полыхали беззащитные жилища мирных жителей. Через год корабли Англии, Франции и Голландии из 290 орудий три дня обстреливали побережье княжества Тё­сю. Но европейские державы соперничали между собой, это и помогло Японии избежать участи колонии. Франция поддерживала сёгуна, строила ему арсеналы, поставляла ору­жие. Англия сделала ставку на передовые юго-западные княжества Сацума и Тёсю. К тому же Англия и Франция были заняты подавле­нием народных движений в Индии и Китае (см. стр. 360, 363).

Подобно другим осужденным историей ре­жимам правительство сёгуна бросалось из сто­роны в сторону, от уступок к репрессиям и об­ратно. Постепенно чаша весов склонилась на сторону антисёгунских сил. В конце 1866 г. умер император Комэй. На трон вступил его пятнадцатилетний сын Муцухито, слабый и ма­лодушный подросток, ставший игрушкой в ру­ках своих вельмож.

В октябре 1867 г. сёгун предпринял реши­тельное наступление. Его войска двинулись на Киото, но были разбиты на подступах к горо­ду. Сёгун бежал в Эдо, а в апреле 1868 г. капитулировал. Вся власть перешла в руки императорского правительства.

Фактически у власти оказалась клика высо­копоставленных самураев из юго-западных княжеств и придворных аристократов. Но при всей своей приверженности к старине, эти кру­ги готовы были приоткрыть путь для капита­листического развития Японии. Союз буржуа­зии и самураев, «союз меча и иены», начал скла­дываться с конца XVIII в. Самураи сближались с богатыми купцами, которые нередко поку­пали себе самурайские звания. Купечество стремилось теснее связаться с феодалами, так как смертельно боялось крестьянских восстаний и революции.

Показательна история могущественного тор­гового дома Мицуи, который некогда финанси­ровал сёгунов. С XVIII в. члены этого дома назначались придворными банкирами. Мицуи вовремя переменили хозяина: они стали щедро финансировать императорские войска. Новое правительство за бесценок продало Мицуи

471