Детская энциклопедия
Том 1. Земля. Том 4. Растения и животные. Том 7. Человек. Том 10. Зарубежные страны.
Том 2. Мир небесных тел. Числа и фигуры. Том 5. Техника и производство. Том 8. Из истории человеческого общества. Том 11. Язык. Художественная литература.
Том 3. Вещество и энергия. Том 6. Сельское хозяйство. Том 9. Наша советская Родина. Том 12. Искусство.

 

 

 

пока в патронташах оставался хоть один патрон.

Одним из последних опорных пунктов ком­муны было кладбище Пер-Лашез. Разбив ворота артиллерийскими снарядами, версальцы вор­вались на кладбище. Бой продолжался среди могил и памятников. Последние бойцы-комму­нары были расстреляны у стены кладбища.

Трудящиеся Парижа в память Коммуны еже­годно в день 18 марта устраивают траурное шест­вие к «Стене коммунаров» на кладбище Пер-Лашез.

28 мая в залитом кровью, объятом пламенем Париже пала последняя баррикада. Контрре­волюция победила. Началась расправа. Сами палачи не скрывали, что были поражены ге­роическим поведением парижан. Коммунары умирали с высоко поднятой головой. Многие кричали в лицо палачам: «Стреляйте! Мы не боимся смерти!»

Версальцы неистовствовали. Людей расст­реливали по малейшему подозрению. Париж был завален трупами, которые лежали кучами на площадях, улицах, скверах, во дворах, плы­ли по реке. Без суда расстреляли 30 тыс. коммунаров и свыше 40 тыс. заключили в тюрьмы или сослали на каторгу. Не избежали общей участи и дети. Было арестовано 650 ребят раз­ного возраста. Так мстила буржуазия рабо­чему классу за его попытку создать пролетарское государство.

К процессу «питомцев Коммуны» — так на­зывались отряды школьников-коммунаров — привлекли пятнадцать подростков 12—15 лет. Многих из них захватили на баррикадах с ору­жием в руках. Правительственный комиссар откровенно заявил, что правительство боится детей-коммунаров, потому что, «если падут взрослые бойцы, в лице детей останется револю­ционный резерв для будущего». «Что будет,— говорили палачи,— если через десять лет эти малыши вспомнят то, что они видели сегодня? О, тогда нам несдобровать!»

Кто же стоял во главе революционного Парижа, руководил Коммуной и погиб за нее? Это были по большей части рабочие: переплетчики, граверы, токари, часовщики. Были среди них и интеллигенты: учителя, служащие, адвокаты, врачи, журналисты.

«У кого руки в порохе — расстрелять!» Расправа версальцев над рабочими Парижа»

454