Детская энциклопедия
Том 1. Земля. Том 4. Растения и животные. Том 7. Человек. Том 10. Зарубежные страны.
Том 2. Мир небесных тел. Числа и фигуры. Том 5. Техника и производство. Том 8. Из истории человеческого общества. Том 11. Язык. Художественная литература.
Том 3. Вещество и энергия. Том 6. Сельское хозяйство. Том 9. Наша советская Родина. Том 12. Искусство.

 

 

 

Пруссии. Но правительство, испуганное рево­люционными настроениями народа, не собира­лось бороться с пруссаками, а намеревалось спешно заключить с ними сделку, после чего расправиться с рабочими.

Правительство французской буржуазии больше боялось пролетарских масс Парижа, чем чужеземных захватчиков. Недаром оно получило кличку «правительство национальной измены».

Однако народные массы по-иному отозва­лись на разгром французской армии под Седа­ном. По их требованию тотчас в Париже было создано около 200 батальонов Национальной гвардии из добровольцев — рабочих, ремес­ленников, мелких служащих. В конце 1870 г. был организован Центральный комитет Нацио­нальной гвардии столицы. В лице этого коми­тета зарождалась новая народная власть.

Между тем еще 18 сентября пруссаки нача­ли осаду Парижа, которая длилась 132 дня. Парижане проявляли необыкновенную стой­кость, а буржуазное правительство за спиной народа вело переговоры с прусским канцлером Бисмарком (см. стр. 381) о позорных условиях мирного договора. Франция должна была упла­тить Пруссии 5 млрд. франков контрибуции и отдать ей две богатейшие провинции — Эль­зас и Лотарингию.

В феврале 1871 г. буржуазия, стремясь во что бы то ни стало договориться с прусса­ками, создала новое правительство, предва­рительно арестовав многих руководителей ра­бочих.

Главой нового правительства стал Тьер, корыстолюбивый, бесчестный и жестокий чело­век. Тьер намеревался расправиться с народом Парижа. Им руководил страх перед пролета­риями, которые могли обратить оружие про­тив своих угнетателей. Правительство объя­вило Центральный комитет Национальной гвар­дии распущенным и отдало приказ об аресте его членов.

Еще в начале прусской осады рабочие Па­рижа отлили 400 пушек на собственные сред­ства. Пушки были размещены на самых высо­ких местах города: на Монмартре, Бельвиле, Бют-Шомоне. В ночь с 17 на 18 марта Тьер решил разоружить рабочих и отнять у них пушки.

Парижане не ожидали нападения. У пушек стояла немногочисленная охрана. Три тысячи правительственных солдат под командой гене­рала Леконта без помехи взобрались на холмы Монмартра и быстро расправились с часовыми.

Но когда солдаты начали увозить пушки с Монмартрского холма вниз, раздались звуки набата. Национальные гвардейцы и рабочие ринулись на защиту своих пушек: мужчины и женщины, окружив солдат, призывали их не пускать в ход оружия против народа. Леконт трижды отдавал приказ стрелять, но солдаты не подчинялись ему, а многие брата­лись с национальными гвардейцами. Генерала арестовали. Так началась гражданская война; правительство открыло военные действия про­тив народа.

Днем 18 марта Центральный комитет Нацио­нальной гвардии приказал своим батальонам продвигаться к центру Парижа. Национальная гвардия овладела общественными зданиями, казармами, вокзалами, правительственными учреждениями. Над зданием ратуши взвилось красное знамя. Правительственные войска всюду отступали.

Правительство Тьера в смертельном страхе тайно бежало из Парижа в Версаль. Тьер мчался в закрытой карете, окруженный отря­дом драгун, и, поминутно выглядывая из окна кареты, хрипло кричал: «Скорей! Скорей!» Через южные ворота Парижа оставшиеся гене­ралы по распоряжению Тьера поспешно вывели в Версаль отряды регулярной армии, артил­лерию, обоз.

Париж в руках восставших. Но парижане не хотят, чтобы их вновь застали врасплох. Они деятельно готовятся отразить новое напа­дение. Формируются отряды. Распределяют посты, ставят патрули. Парижане знают: нет уличных боев без баррикад. Мужчины, жен­щины, дети выворачивают булыжники из мо­стовой для баррикад.

Молодой сапожник весело кричит:

- Я привык обувать людей, теперь я разу­ваю улицу.

Дружный смех встречает каждое острое слово. То и дело слышится песня. С ней легче работать.

Первые дни прошли спокойно. Правитель­ство Тьера не имело сил, чтобы атаковать вос­ставший Париж. Коммунарам надо было исполь­зовать благоприятный момент — арестовать пра­вительство Тьера и подавить центр контррево­люции. Однако Центральный комитет, считая себя временной властью, дожидался, чтобы его сменило правительство, избранное всеобщим го­лосованием. Это дало возможность версальцам собрать силы. После революции 18 марта Цен­тральный комитет сразу же приступил к под­готовке выборов нового правительства.

450