Детская энциклопедия
Том 1. Земля. Том 4. Растения и животные. Том 7. Человек. Том 10. Зарубежные страны.
Том 2. Мир небесных тел. Числа и фигуры. Том 5. Техника и производство. Том 8. Из истории человеческого общества. Том 11. Язык. Художественная литература.
Том 3. Вещество и энергия. Том 6. Сельское хозяйство. Том 9. Наша советская Родина. Том 12. Искусство.

потом броситься на штурм. Но севастопольские артиллеристы отвечали метким огнем и нане­сли противнику такой урон, что он не отважился штурмовать русские бастионы. Первое испы­тание было выдержано с честью. Правда, ра­дость севастопольцев была омрачена гибелью адмирала Корнилова. Последние слова Кор­нилова, обращенные к защитникам города, были: «Отстаивайте же Севастополь!»

Наступила сырая черноморская зима, с хо­лодными дождями, мокрым снегом, северными ветрами. Враги подвозили в Крым новые под­крепления, но на штурм не решались. В непри­ятельских войсках свирепствовали болезни; настроение солдат, оторванных от родины на тысячи километров, падало. Немало их пере­бегало к русским и сдавалось в плен.

Неизмеримо труднее было защитникам Сева­стополя. У них не хватало оружия, пороха, продовольствия, лекарств для раненых. Они сражались на далекой окраине, которая тогда не была связана с внутренними районами стра­ны ни железной, ни шоссейной дорогой. Мед­ленно тащились на юг запряженные волами повозки с оружием и провиантом. Обозы за­стревали в грязи, в снежных сугробах. Сол­даты, посланные на подкрепление севастопольцам, шагали месяцами в пешем строю. Герои Севастополя питались гнилыми сухарями и на каждые три выстрела противника могли отве­чать только одним. Николай I и его министры были неспособны наладить руководство и снаб­жение армии. Царские чиновники разворовы­вали армейское продовольствие и медикаменты.

Но русские матросы и солдаты, обороняв­шие севастопольские бастионы, не только му­жественно выносили все трудности осады: они совершали частые вылазки и контратаки, прояв­ляя смелость, отвагу и находчивость.

Особой отвагой отличался матрос Петр Кошка. Участвуя в самых отчаянных вылазках, он никогда не возвращался без ценных сведений, пленных, трофеев. Несколько раз он был ранен, но всегда возвращался в строй. Кошка стал героем Севастополя, о его подвигах говорили не только в Севастополе и во всей России, но и в лагере противника.

Враги рыли под землей галереи, чтобы, заложив мины, взорвать русские укрепления. Севастопольцы также копали подземные ходы. Услышав шум работы неприятельских саперов, они закладывали мины и взрывали их галереи. Русскими саперами руководил капитан Мель­ников. Полгода он почти не выходил на поверх­ность земли. В шутку его прозвали «обер-крот».

Женщины и девушки Севастополя прино­сили на бастионы пищу и воду, ухаживали за ранеными. Особенно бесстрашной была девуш­ка по имени Даша. Ее так и прозвали Дарья Севастопольская.

Помогали защитникам Севастополя и маль­чишки: они носили патроны, бегали с донесе­ниями, даже ходили в разведку. Двенадцати­летний Максим Рыбальченко служил в корниловском бастионе. Десятилетнего Колю Пищенко за храбрость наградили боевым орденом.

О6 этих юных героях рассказал писатель К. М. Станюкович в повести «Севастопольский мальчик». Изо дня в день десятки тысяч про­славленных и безвестных героев совершали в Севастополе свой подвиг. С исключитель­ным геройством отстаивали русские воины Малахов курган — самый сильный укреплен­ный пункт. Он выдерживал ураганный огонь и неоднократные штурмы противника.

349 дней держался осажденный Севастополь, приковывая к себе главные силы противника.

18 июня 1855 г. враги наконец решились на штурм. Предварительно они ожесточенно обстреливали город. На рассвете вражеская пехота пошла в атаку, но уже к семи часам повсюду была отброшена назад, потеряв свыше 7 тыс. солдат.

Силы защитников Севастополя таяли. Каж­дый день вражеский огонь выводил из строя до 1000 человек. Еще в марте погиб адмирал Истомин, защитник Малахова кургана, а в июле — Павел Степанович Нахимов, душа Сева­стопольской обороны.

Лучшие люди России стремились помочь осажденному Севастополю. Добился перевода туда молодой артиллерийский офицер Л. Н. Тол­стой. Он написал потом знаменитые «Севасто­польские рассказы» — вечный памятник славы героям Севастопольской обороны. В севасто­польских лазаретах раненых лечил выдающий­ся русский ученый — хирург Н. И. Пирогов.

Царское правительство не обеспечило за­щитников Севастополя необходимой поддерж­кой. Все реже русские бастионы отвечали многочисленным батареям врага. Подкрепле­ния прибывали медленно и не могли воспол­нить потери. Защитникам Севастополя бук­вально своей кровью приходилось расплачи­ваться за отсталость крепостной России.

В конце августа после новых сильных бом­бардировок врагам удалось разрушить многие укрепления и захватить Малахов курган. Глав­нокомандующий князь Горчаков приказал взорвать уцелевшие укрепления и оставить

440