Детская энциклопедия
Том 1. Земля. Том 4. Растения и животные. Том 7. Человек. Том 10. Зарубежные страны.
Том 2. Мир небесных тел. Числа и фигуры. Том 5. Техника и производство. Том 8. Из истории человеческого общества. Том 11. Язык. Художественная литература.
Том 3. Вещество и энергия. Том 6. Сельское хозяйство. Том 9. Наша советская Родина. Том 12. Искусство.

ным движением вперед. Крепостное право ру­шилось. Россия становилась свободной.

Но крестьяне согласно «Русской правде» Пестеля не только лично освобождались. Они еще получали землю — главное средство про­изводства. Но как и на каких условиях? Пе­стель и его единомышленники много думали над этим. Они пытались преодолеть вставшие перед ними противоречия. «Человек,— рас­суждали они,— находится на земле, только на земле может он жить, только от земли мо­жет он пропитание получать». Следовательно, выходило, что земля не может быть частной собственностью, она должна, как воздух, при­надлежать всем людям сообща, поскольку они не могут без нее существовать. Но декабристы были дворянскими революционерами. Они за­щищали частную собственность. Они не были последовательны: противореча только что ска­занному, они признавали и землю частной соб­ственностью. «Дабы хлебопашество могло про­цветать, нужно много издержек, которые толь­ко тот сделать согласится, который в полной своей собственности землю иметь будет»,— чи­таем мы в «Русской правде». Итак, с одной сто­роны, Пестелю представлялось, что земля долж­на быть собственностью общественной, с дру­гой — частной собственностью. Как выйти из этого противоречия? В «Русской правде» пред­лагался следующий своеобразный выход.

Всю землю в каждой волости (волость была самым мелким административным подразделе­нием по проекту «Русской правды») надо разде­лить на две половины. Первая половина зе­мель явится общественной собственностью. Каждый уроженец волости, желающий зани­маться земледелием, может получить из воло­стной общественной земли равную с другими долю и обрабатывать этот земельный участок. Землю из общественной половины нельзя было ни продавать, ни дарить, ни завещать — она была общественной собственностью.

Иначе обстояло дело со второй половиной земли, которая являлась частной собственно­стью отдельных землевладельцев. Земельные участки этой половины владельцы могли поку­пать и продавать. В этой половине могли на­ходиться и помещичьи земли, обрабатываемые вольнонаемным трудом.

Так разрешала «Русская правда» земельный вопрос. Решение действительно было, как ви­дим, половинчатым. На нем лежала печать дворянской ограниченности автора. Но оценим его, учитывая условия того времени. Соглас­но этому решению миллионы крестьян, ранее

бесправных рабов, освобождались от крепост­ного права и наделялись землей, становились свободными землевладельцами; феодальный хо­зяйственный строй разрушался и сменялся буржуазным, капиталистическим. В тех усло­виях это было прогрессом. Правда, крестьяне не получали всей земли и помещичье земле­владение, оставшееся во второй, «частной» по­ловине волости, было в значительной мере пережитком прошлого. Но все-таки половина барской земли переходила к крестьянам, по­мещичьему землевладению наносился тяжелый удар. Хозяйство вступило бы в новый период и могло двигаться вперед.

Какое же политическое устройство должна была получить революционная Россия?

Царская самодержавная бесправная Рос­сия, в которой вся власть принадлежала само­держцу, должна была стать республикой. Са­модержавие, которое Пестель называл «разъя­ренным зловластием», сменялось выборным представительным правлением. «Русская прав­да», в отличие от «Конституции» Никиты Му­равьева, обсуждавшейся в «Северном обществе» декабристов, не требовала от избирателя для участия в выборах ни обладания недвижимым имуществом, ни владения капиталом. Вся-

Заглавный лист «Русской правды» Пестеля.

431