Детская энциклопедия
Том 1. Земля. Том 4. Растения и животные. Том 7. Человек. Том 10. Зарубежные страны.
Том 2. Мир небесных тел. Числа и фигуры. Том 5. Техника и производство. Том 8. Из истории человеческого общества. Том 11. Язык. Художественная литература.
Том 3. Вещество и энергия. Том 6. Сельское хозяйство. Том 9. Наша советская Родина. Том 12. Искусство.

Лористон в ставке Кутузова Картина Н. П. Ульянова.

дова осуществлялись успешно благодаря по­мощи крестьян. Они вовремя оповещали пар­тизан о появлении неприятеля и его численно­сти, снабжали отряд продовольствием. Давы­дов в свою очередь передавал крестьянам свои военные знания и опыт. Он написал для кре­стьян наставление, как действовать при приб­лижении французов, как связываться с воен­ными отрядами русской армии. Денис Давыдов охотно делился с крестьянами и трофейным оружием.

Командир партизанского отряда Александр Самойлович Фигнер всегда брался за самые опасные поручения. Отлично зная французский, итальянский и немецкий языки, Фигнер в мун­дире наполеоновского офицера проникал в рас­положение вражеских войск, заговаривал с солдатами и офицерами и получал важные све­дения. Однажды он переоделся в крестьянское платье и проник в Москву. Он хотел убить На­полеона, но ему не удалось пробраться в Кремль. Узнав много ценного, Фигнер воз­вратился в свой отряд. М. И. Кутузов говорил о Фигнере: «Это человек необыкновенный; я эта­кой высокой души еще не видал: он фанатик в

храбрости и патриотизме, и бог знает, чего не предпримет».

Положение завоевателей в Москве станови­лось все более тяжелым. «В течение шестинедель­ного отдыха Главной армии при Тарутине пар­тизаны мои наводили страх и ужас неприятелю, отняв все способы продовольствия; уже под Москвою должен был неприятель питаться ло­шадиным мясом»,— писал Кутузов. В тот день, когда французы вошли в Москву, в городе на­чались пожары. Ночью земля и воздух дрожали от взрывов: взрывались склады с боеприпасами. Почти вся Москва сгорела. Участник похода известный французский писатель Стендаль рас­сказывал: «Особенную грусть навел на меня... вид этого прелестного города... превращенного в черные и смрадные развалины...» Наполео­новские солдаты начали грабить в первый же день пребывания в Москве. Военный лагерь стал похож на ярмарку: здесь бойко шла торговля награбленным. Дисциплина пала. Армия превращалась в разнузданную толпу мародеров.

Наполеон понимал, в каком он опасном по­ложении. Его власть в завоеванных странах

427