Детская энциклопедия
Том 1. Земля. Том 4. Растения и животные. Том 7. Человек. Том 10. Зарубежные страны.
Том 2. Мир небесных тел. Числа и фигуры. Том 5. Техника и производство. Том 8. Из истории человеческого общества. Том 11. Язык. Художественная литература.
Том 3. Вещество и энергия. Том 6. Сельское хозяйство. Том 9. Наша советская Родина. Том 12. Искусство.

Среди царских генералов и при дворе императрицы Екате­рины II Суворов слыл чуда­ком. Он всю жизнь оставался простым, скромным, непритяза­тельным человеком, всегда де­лил с солдатами все тяготы военной жизни. Офицеры-дво­ряне лишь пожимали плечами, видя, как он присаживался на привале у костра и запросто бе­седовал с рядовыми бойцами. Зато солдаты любили его и нередко называли по имени и отчеству — Александр Василь­евич — или «батюшка Суворов».

Суворов как дворянин и че­ловек своего времени не был противником крепостного пра­ва и самодержавия. В то же время ему претили пустота, ту­неядство, самодовольное чван­ство придворных. Суворов по­нимал, что сила русской армии в необыкновенной стойкости, самоотверженности, в патрио­тизме ее солдат.

Сын Екатерины II, импера­тор Павел I, начал особенно грубо насаждать в русской ар­мии муштру, показную парад­ность и палочную дисциплину. Все это было характерно для прусской военной системы, ко­торой Павел I во всем следо­вал. Суворов, вспоминая Семи­летнюю войну 1756—1762 гг., участником которой он был, и победы русских над пруссака­ми, говорил: «Русские прусских всегда бивали...» Он смело вы­ступил против этих «нововведе­ний», ослаблявших боевую си­лу русской армии.

Кончилось тем, что царь от­странил Суворова от службы и выслал в глухую деревушку Кончанское — его поместье, за­терянное среди новгородских лесов и болот. Более полутора лет провел там Суворов в оди­ночестве.

Но вскоре император был вынужден обратиться к прос­лавленному полководцу. Павел I

Переход Суворова через Паникс. Картина А. Е. Коцебу.

419