Детская энциклопедия
Том 1. Земля. Том 4. Растения и животные. Том 7. Человек. Том 10. Зарубежные страны.
Том 2. Мир небесных тел. Числа и фигуры. Том 5. Техника и производство. Том 8. Из истории человеческого общества. Том 11. Язык. Художественная литература.
Том 3. Вещество и энергия. Том 6. Сельское хозяйство. Том 9. Наша советская Родина. Том 12. Искусство.

ния помочь народу выйти из нужды, добиться «вечной вольности», т. е. полного освобождения от феодального гнета.

Но ясной политической программы у Пуга­чева и пугачевцев не было. Они не представ­ляли себе, каким строем надо заменить феодаль­ный строй, как организовать управление стра­ной. Они не выступали против самодержавия вообще и верили, что вместо «плохого царя» можно посадить «хорошего», «народного».

Пугачевцы копировали старые дворянские учреждения, должности, чины. Сам Пугачев называл себя императором Петром III, от его имени писались манифесты к народу. Сорат­ники Пугачева присваивали себе имена и ти­тулы царских вельмож. Все это говорило о сла­бости и незрелости политического сознания кре­стьянских масс.

Несмотря на отдельные попытки руководи­телей движения внести в действия повстанцев порядок, движение оставалось неорганизован­ным, разобщенным, стихийным. Стремления повстанцев обычно ограничивались местными интересами, и они оставляли Пугачева, как только он уходил из их района. Движение не имело единого центра, военно-стратегиче­ского плана, постоянного состава участников.

Отдельные очаги и районы восстания были пло­хо связаны между собой.

«Крестьяне не могли объединиться,— писал В. И. Ленин,— крестьяне были тогда совсем задавлены темнотой, у крестьян не было по­мощников и братьев среди городских рабочих, но крестьяне все же боролись, как умели и как могли».

Царизм разгромил восстание. Пугачев и другие вожаки крестьян после страшных пыток были казнены. Тысячи повстанцев были заму­чены. По Волге плыли плоты с виселицами, на которых раскачивались тела казненных.

Но крестьянская война не прошла бесслед­но. Восстания крестьян наносили чувствительные удары крепостнической системе, расшатывали ее устои, что в дальнейшем ускорило отмену крепостного права. В этой войне народ полу­чил боевую закалку, богатый опыт для даль­нейшей революционной борьбы. Когда один из царских вельмож, обращаясь к привезенному в клетке пленному Пугачеву, назвал его вором, тот спокойно ответил, играя словами: «Я не во­рон, я вороненок, а ворон-то еще летает». Долго еще после казни Пугачева в народе хо­дили слухи, что он жив и скоро вернется. Долго еще это имя наводило ужас на помещиков.

Казнь Пугачева в Москве на Болоте. Акварель того вре­мени.

410