Детская энциклопедия
Том 1. Земля. Том 4. Растения и животные. Том 7. Человек. Том 10. Зарубежные страны.
Том 2. Мир небесных тел. Числа и фигуры. Том 5. Техника и производство. Том 8. Из истории человеческого общества. Том 11. Язык. Художественная литература.
Том 3. Вещество и энергия. Том 6. Сельское хозяйство. Том 9. Наша советская Родина. Том 12. Искусство.

гельса Интернационал разгромил непролетар­ские, враждебные марксизму течения — прудо­низм, бакунизм и др. В рядах Интернационала Маркс и Энгельс воспитали многих убежденных коммунистов; были выработаны правильные научные взгляды по важнейшим вопросам рево­люционной борьбы и тем самым заложены основы для дальнейшей борьбы за социализм.

ГАРИБАЛЬДИ И ЕГО «ТЫСЯЧА»

Жизнь Джузеппе Гарибальди, великого бор­ца за освобождение и объединение Италии, была без остатка отдана служению родине. «В лице Гарибальди,— писал Энгельс,— Ита­лия имела героя античного склада, способного творить чудеса и творившего чудеса».

Гарибальди родился в Ницце в 1807 г. Сын моряка, он рано полюбил море и в 26 лет стал капитаном торговой шхуны. В один из дней 1833 г. его судно зашло в Таганрог. В портовом кабачке, где собирались иностран­ные матросы, Гарибальди услышал горячую речь незнакомого ему итальянца. Оратор гово­рил о том, что давно уже заполняло думы са­мого Гарибальди: о былом величии Италии и ее теперешнем унижении, о произволе феодаль­ных правителей в стране, разорванной на во­семь княжеств и королевств, о ненавистном гнете австрийцев, захвативших часть Италии. Незнакомец призывал вступать в тайное общество «Молодая Италия» и готовиться к вооруженному восстанию. Охваченный вне­запным порывом, Гарибальди бросился к нему со словами: «Клянусь, что с этого момента я твой друг на всю жизнь!»

Эта встреча изменила жизнь Гарибальди. Он принял участие в революционном заговоре. Восстание, однако, не удалось поднять. Заговор был раскрыт, и Гарибальди, заочно пригово­ренному к смертной казни, пришлось бежать из Италии. Но отныне он был всегда с теми, кто сражался за свободу.

В 1835 г. Гарибальди отправился в Южную Америку. Здесь он принял горячее участие в борьбе за независимость южноамериканских республик Рио-Гранди и Уругвая. Однажды Гарибальди был захвачен аргентинским губер­натором Милланом, который подверг его мучи­тельной пытке. Гарибальди связали руки за спиной, к кистям привязали веревку и подве­сили за нее к потолку. «Назови сообщников»,— требовал губернатор. Но Гарибальди в ответ

только плюнул в лицо мучителю. Позднее, когда Гарибальди освободился из плена, случай отдал ему в руки Миллана. «Я не желаю его видеть!» — только и сказал Гарибальди. Чувство личной мести было ему всегда чуждо.

Президент Уругвая наградил Гарибальди за его неоценимые заслуги перед республикой богатыми земельными владениями. Но Гари­бальди гордо отказался. Он продолжал жить, как простой солдат. В его хижине часто не было света, так как не хватало денег на свечи. Таким бескорыстным он оставался всю жизнь.

В 1848 г. до Гарибальди дошли вести о рево­люции в Италии. С группой соратников он воз­вращается на родину. В море встретили ко­рабль с незнакомым флагом. «Что означает этот флаг и что нового в Италии?» — крикнул Гари­бальди в рупор. «Это флаг Италии. На родине революция! Австрийцы бегут!» — ответили с корабля.

Еще в марте 1848 г. Милан восстал против австрийцев. Старинные ружья из музеев, бу­лыжники, черепица — все пошло в ход. Авст­рийские войска покинули город. Пламя рево­люции охватило всю страну. Папа римский бежал. Народ Рима провозгласил республику. Гарибальди стал во главе корпуса волонтеров (добровольцев), защищавшего Римскую рес­публику. Рядом с ним сражалась и его жена Анита, человек такой же пламенной души, как и сам Джузеппе. Но силы защитников респуб­лики и ее врагов были неравны. Войска Авст­рии и неаполитанского короля совместно с французской армией подавили революцию. Га­рибальди решил пробиваться из Рима на север, к еще сражавшейся Венеции. Он заявил: «Все, что я предлагаю тем, кто последует за мной,— это холод и голод, марши день и ночь, сраже­ния и смерть. Кто любит Италию, пусть идет за мной!» Три австрийские армии преследовали волонтеров. Отряд таял в боях, и Гарибальди пришлось распустить оставшихся бойцов. С тяжело больной женой на руках он пытался найти прибежище. Когда он достиг фермы од­ного из друзей, сердце Аниты больше не билось.

Вновь потекли годы изгнания, полные нев­згод. Герою двух континентов, как называли Гарибальди, пришлось поступить простым ра­бочим на фабрику в Нью-Йорке. Потом он сно­ва плавал капитаном торгового судна.

Италия оставалась раздробленной. Но на севере Италии в 50-е годы усилилось Сардин­ское королевство (Пьемонт). Король Пьемонта Виктор Эммануил и его министр Кавур выра-

378