Детская энциклопедия
Том 1. Земля. Том 4. Растения и животные. Том 7. Человек. Том 10. Зарубежные страны.
Том 2. Мир небесных тел. Числа и фигуры. Том 5. Техника и производство. Том 8. Из истории человеческого общества. Том 11. Язык. Художественная литература.
Том 3. Вещество и энергия. Том 6. Сельское хозяйство. Том 9. Наша советская Родина. Том 12. Искусство.

лодых рабочих «национальных мастерских» в армию; всем остальным предлагалось отпра­виться в провинцию на земляные работы в бо­лотистой, нездоровой местности. Это вызвало страшное возмущение парижского пролетариата. Колонны рабочих шли по улицам Парижа со знаменами, революционными песнями и воз­гласами: «Мы не уйдем!» На площади Пантео­на демонстранты поклялись: «Умереть, но не от­ступать!» Раздавались крики: «К оружию! На баррикады!»

С утра 23 июня рабочие начали возводить баррикады. Некоторые из них поднимались до высоты трехэтажных домов.

Восстание охватило всю восточную половину Парижа — кварталы, населенные беднотой, ра­бочие предместья и пригороды.

К восставшим — рабочим «национальных ма­стерских» — присоединились рабочие действую­щих предприятий, безработные. Над баррика­дами развевались знамена — большей частью красные — с лозунгами: «Жить, работая, или умереть, сражаясь!»; «Право на труд!»; «Да здравствует демократическая и социальная рес­публика!»; «Долой эксплуатацию человека чело­веком!» Из этих лозунгов видно, что восстав­шие рабочие Парижа выступали против вла­сти буржуазии, против капиталистического строя.

В одной из прокламаций, расклеенных 24 июня, восставшие подчеркивали международное значение своей борьбы: «Дело, которое мы защи­щаем, это — дело всего мира. Если Париж будет закован в цепи, то будет порабощена и вся Европа».

Вооруженной борьбой руководили «началь­ники баррикад», выборные бригадиры «нацио­нальных мастерских», деятели революционных клубов.

Общий план военных действий составил бывший офицер, видный революционный дея­тель Керсози'.

План предусматривал наступление четырь­мя колоннами из предместий к центру Па­рижа для захвата правительственных зданий. Связь между колоннами должны были под­держивать летучие отряды. Разбирая этот план и отмечая его достоинства, Энгельс писал, что за Керсози навсегда сохранится в истории слава «первого баррикадного полководца».

Но создать единый центр для руководства восстанием и осуществить план наступательных действий не удалось. Это объясняется тем, что у трудящихся Парижа не было тогда своей революционной политической партии, что Бланки (см. стр. 356) и другие крупные революцион­ные деятели находились в тюрьме.

В первые два дня (23 и 24 июня) повстанцы вели наступательные бои. К полудню 24 июня революционные отряды находились уже в 25 шагах от здания ратуши (городского самоупра­вления). Паника охватила правительственные круги. Во все концы страны полетели телеграм­мы с требованием прислать войска в Париж. Генералу Кавеньяку предоставили диктатор­скую власть.

К вечеру 24 июня правительственным вой­скам удалось приостановить наступление пов­станцев, которые перешли к обороне. Общая численность вооруженных сил правительства достигала 250—300 тыс. человек, число восстав­ших составляло только 40—45 тыс. человек.

Весь день 25 июня шли жаркие бои. Кавеньяк пустил в ход артиллерию, которая сметала баррикады, разрушала дома, поджигала целые кварталы. 26 июня в руках восставших оста­лись только предместье Сен-Антуан и часть предместья Тампль. Под прикрытием артилле­рийского огня колонны правительственных войск проложили себе путь в эти предместья. Убедившись в бесполезности дальнейшего сопротивления, часть повстанцев прекра­тила борьбу. Остальные отступили за го­род.

Революционные рабочие Парижа не полу­чили поддержки со стороны крестьян. Буржуа­зия сумела удержать их на своей стороне. Буржуазное правительство, увеличившее налоги на крестьян, лживо утверждало, что эта мера вызвана тем, что рабочие Парижа «не желают работать».

Разрозненные выступления пролетариата в других городах страны не могли повлиять на ход и исход событий в столице.

Разгром июньского восстания сопровождал­ся беспощадным террором. Победители доби­вали раненых, стреляли в жен и детей рабочих, охотились чуть ли не за каждым прохожим, одетым в рабочую блузу. 25 тыс. человек было арестовано. Их содержали в подвалах, в грязи и тесноте, почти без пищи и воды. Многие из них погибли от голода и болезней. Часовые расстреливали арестованных, обращавшихся с жалобами. Многие руководители восстания были приговорены к смертной казни. Три с половиной тысячи человек были без суда сосланы в колонии на каторжные работы. В дни восстания и после его подавления было перебито 11 тыс. лучших представителей парижского пролетариата.

354