Детская энциклопедия
Том 1. Земля. Том 4. Растения и животные. Том 7. Человек. Том 10. Зарубежные страны.
Том 2. Мир небесных тел. Числа и фигуры. Том 5. Техника и производство. Том 8. Из истории человеческого общества. Том 11. Язык. Художественная литература.
Том 3. Вещество и энергия. Том 6. Сельское хозяйство. Том 9. Наша советская Родина. Том 12. Искусство.

ДЕТСКИЙ ТРУД НА ФАБРИКАХ АНГЛИИ

В последние десятилетия XVIII в. в Англии впервые в мире стали широко применяться ма­шины в промышленности (см. стр.299). Они при­несли огромное увеличение производительности труда. Так, на прядильной машине один рабо­чий выполнял работу, которую до промышлен­ного переворота могли сделать не менее чем 320 человек.

Машины вытесняли ручной труд. Разоря­лись ремесленники. Каждая новая машина, каждое усовершенствование в ней отнимали хлеб у. рабочих. Лишних выбрасывали на улицу. Хуже всего пришлось детям бедноты.

Первые машины были просты по устройству. На них могли работать и женщины и дети. Фаб­риканты быстро заметили, что эксплуатировать детей выгоднее, чем взрослых: им можно мень­ше платить, и они не в состоянии отстаивать свои интересы. В первой половине XIX в. рабочий класс Англии на одну треть состоял из детей.

Беспросветная нужда заставляла родителей посылать детей на фабрики. Тяжелый для взрослых, фабричный труд был поистине ка­торжным для детей. На фабриках работали даже дети семи, шести и пяти лет. Рабочий день начинался в половине шестого утра и продол­жался до восьми — девяти часов вечера, т. е. четырнадцать — пятнадцать часов в сутки. В дни промышленной горячки, когда возрастал спрос на товары, работа иногда начиналась в три часа ночи и заканчивалась в десять часов вечера. С трудом поднимали по утрам роди­тели своих измученных детей. Опоздаешь на несколько минут — лишишься зарплаты за полдня.

В течение всего рабочего дня дети стояли у машин. Присел отдохнуть — штраф, разгово­рился с соседом — штраф, не поставил маслен­ку на место — штраф.

На хлопчатобумажных фабриках того вре­мени в рабочих помещениях стоял удушливый запах смеси машинного масла, хлопковой пыли и чада от сальных свечей. Хлопковая пыль так насыщала воздух, что все казалось как в ту­мане. Вдоль длинных рядов машин двигались маленькие фигурки. К ногам малышей были подвязаны высокие деревянные колодки, чтобы они могли доставать до машин. Посторонним посетителям фабрики сразу бросался в глаза изнуренный вид детей: лица их были стар­чески сморщены или болезненно одутловаты,

взоры безжизненны или полны тоски. Два раза в день устраивались получасовые переры­вы для еды. Но и в эти минуты дети работали: они смазывали остановленные машины. Прине­сенную с собой скудную пищу они проглатывали на ходу.

Мучения детей становились нестерпимыми к вечеру, когда особенно сказывалась усталость. Невольная дремота смыкала глаза. То и дело надсмотрщики «подбадривали» плетью измучен­ных маленьких рабочих.

Дети росли хилыми и слабыми, от долгого стояния за машиной у многих искривлялись ноги и позвоночник. Они часто получали тяже­лые увечья.

Учиться, досыта есть, читать книги — все это для малолетних рабочих, прикованных нуждой к фабричным станкам, было несбыточ­ным, как сказка. Дети работали и под землей, в шахтах. Там они грузили уголь в вагонетки и катили их по рельсам. Самые маленькие от­крывали и закрывали воздушные заслонки. Про­ходы в шахтах часто бывали такими низкими, что приходилось ползти на четвереньках, при­вязав вагонетку к поясу и пропустив ремень между ног.

Женский и детский труд вытеснял труд муж­чин. Многие рабочие семьи существовали на гроши, которые зарабатывали женщины и дети. Случалось, что ребенок был единственным кор­мильцем целой семьи, а взрослые безуспешно пытались найти работу.

Рабочий Джо отправился однажды навестить своего друга Джека, которого не видел несколь­ко лет. Разыскав лачугу Джека, он спустился в низенький подвал. В углу Джо увидел охап­ку соломы, покрытую старыми простынями. Она служила постелью. Джек сидел на обрубке дерева перед огнем и чинил чулки жены.

• Черт возьми, Джек, что ты делаешь! Где твоя жена? — воскликнул Джо.

- Жена на фабрике. Она отправляется туда в половине шестого утра и работает до восьми вечера. Когда Мэри возвращается, она совсем разбита и ничего делать не может. У меня нет работы и не было ее уже три года. Да, Джо, есть достаточно работы для женщин и детей в нашей местности, но нет для мужчин. Легче сто фунтов стерлингов найти на улице, чем найти работу. Все теперь стало вверг ногами. Мэри должна работать, а я сидеть до­ма, смотреть за детьми, подметать, стирать, стряпать и штопать. Знаешь, Джо, это очень тяжело для человека, который привык к дру­гому труду.

338