Детская энциклопедия
Том 1. Земля. Том 4. Растения и животные. Том 7. Человек. Том 10. Зарубежные страны.
Том 2. Мир небесных тел. Числа и фигуры. Том 5. Техника и производство. Том 8. Из истории человеческого общества. Том 11. Язык. Художественная литература.
Том 3. Вещество и энергия. Том 6. Сельское хозяйство. Том 9. Наша советская Родина. Том 12. Искусство.

пришла к власти буржуазия. После буржуа­зной революции XVII в. (см. стр. 287) зна­чительно ускорилось развитие хозяйства, осо­бенно промышленности.

Для устройства фабрики нужен крупный капитал. Английская буржуазия получала огромные прибыли от позорной торговли аф­риканскими рабами (см. стр. 296), от ограбле­ния и эксплуатации колониальных народов. Купцы и дворяне вывозили из Индии богатства. В их руках скапливались огромные капиталы.

Но деньги, фабрики, здания и оборудование еще не создают капиталистическое производ­ство, нужны и наемные рабочие — люди, ли­шенные средств производства (земли, орудий труда) и готовые продать владельцу фабрики свою рабочую силу. В Англии к этому времени у многих крестьян земля была отобрана, и они уходили в город. Искали работу и ремесленни­ки, разоренные конкуренцией с мануфактурами.

Фабрике нужно было много сырья. Англий­ским предпринимателям его хватало. Шерстя­ная промышленность была обеспечена сырьем в изобилии. Вспомним, что еще в XVII в. в Анг­лии начало бурно развиваться овцеводство (см. стр. 196). Крупные овцеводческие фермы давали много шерсти. Хлопок же за бесценок привозили из Индии.

Чтобы фабрика бесперебойно работала, ну­жен спрос на ее продукцию, кто-то должен по­купать ее изделия. В Англии во второй поло­вине XVIII в. спрос на промышленные изделия беспрерывно возрастал. Население страны бы­стро увеличивалось, особенно в городах. Рань­ше крестьяне и ремесленники многое произ­водили для себя сами. Теперь, переселившись в города, они были вынуждены покупать и оде­жду, и предметы домашнего обихода. Англий­ские промышленники вывозили товары и за границу, главным образом в колонии.

Спрос на изделия английской промышлен­ности так возрос, что мануфактурное произ­водство, основанное на ручном труде, уже не могло его удовлетворить. Во второй половине XVIII в. появилось несколько важных изобре­тений, которые позволили перейти к массовому машинному производству.

Переворот начался в хлопчатобумажной промышленности. В 1765 г. ткач Джеймс Харгривс изобрел механическую прялку и назвал ее именем своей дочери — «Дженни». Рукоятку машины вращал прядильщик, но вместо одного веретена, как в ручной прялке, у «Дженни» было 16 веретен, и производительность пря­дильщика увеличивалась в 16 раз. «Дженни»

уже настоящая машина, процесс прядения совершался в ней механизмом, а не человече­скими пальцами. Позднее количество веретен в этой машине возросло до 80: больше не мог привести в действие один рабочий.

Изобретателей становилось все больше и больше. Но не каждый из них мог применить свое изобретение в производстве, иногда оно попадало в руки пронырливых и ловких дель­цов. Так, цирюльник Аркрайт присвоил себе чужое изобретение усовершенствованной пря­дильной машины. В отличие от «Дженни» эта машина приводилась в движение не рабочим, а водяным колесом, поэтому ее и назвали ва­термашиной (вода — по-английски «ватер»). На «Дженни» мог работать и кустарь у себя дома, а для ватермашин нужна была фабрика. В 1771 г. Аркрайт построил фабрику на берегу быстрой и многоводной речки Дервент. Пер­воначально на этой фабрике было лишь несколь­ко десятков ватермашин. Но предприятие бы­стро разрослось. Разбогатев, Аркрайт основал еще несколько фабрик; только на одной из них было 600 наемных рабочих. Позднее суд дока­зал, что Аркрайт украл изобретение, и лишил его патента. Но Аркрайт уже стал одним из богатейших людей в стране и получил от короля дворянский титул.

«Дженни» пряла тонкую, но непрочную нить, ватермашина давала пряжу прочную, но слишком грубую. В 1779 г. сын крестьянина Самюэль Кромптон, талантливый самоучка, создал машину, которая пряла нить и тонкую и прочную. Эту машину назвали сельфакто­ром (самодвижущейся).

Машины стали изготовлять на прядильных фабриках так много пряжи, что ткачи не успе­вали перерабатывать ее. Нужно было механи­зировать ткачество. Это сделал Картрайт, го­товившийся стать сельским священником, но увлекшийся изобретательством. В 1785 г. он взял патент на ткацкую машину, которую впо­следствии усовершенствовал. Станок Картрайта увеличил производительность труда ткача в 40 раз.

Все эти машины нуждались в особой двига­тельной силе. На первых фабриках в качестве двигателя использовалась сила воды. Фабрики строились на берегах рек, часто в стороне от городов и больших дорог. Это затрудняло раз­витие промышленности. На смену водной энер­гии пришел паровой двигатель, который впер­вые был применен на прядильной фабрике в 1784 г. Изобрел его выдающийся инженер Джемс Уатт (см. т. 5 ДЭ, ст. «Джемс Уатт»).

300