Детская энциклопедия
Том 1. Земля. Том 4. Растения и животные. Том 7. Человек. Том 10. Зарубежные страны.
Том 2. Мир небесных тел. Числа и фигуры. Том 5. Техника и производство. Том 8. Из истории человеческого общества. Том 11. Язык. Художественная литература.
Том 3. Вещество и энергия. Том 6. Сельское хозяйство. Том 9. Наша советская Родина. Том 12. Искусство.

Правительство посылало в деревни войска, восстания жестоко подавлялись, а налоги взимались.

Чтобы заработать хоть немного денег, кре­стьяне пряли на дому пряжу, ткали холсты, красили их, делали глиняную посуду, плели кружева и т. д. Но продать все эти изделия было трудно, ярмарки находились далеко, а, чтобы доехать до них, нужны были деньги и время. Тут «на помощь» приходил из города скупщик; он за бесценок скупал крестьянские изделия и с выгодой для себя сбывал их на рынке. Были у крестьян и другие «помощники»: деревенские ростовщики. Пользуясь бедственным положе­нием крестьян, ростовщики одалживали им деньги под большие проценты. Гонимые нуж­дой, крестьяне иногда шли в город, а не найдя там работы, выходили на большие дороги за подаянием.

По свидетельству одного современника, де­сятая часть населения Франции доведена была до крайней нищеты.

Большинство дворянских поместий во Фран­ции того времени пустовало: их владельцы предпочитали толпиться во дворце, дожи­даясь королевских милостей и выпрашивая подачки.

Король был щедр к своим любимцам, но придворный легко мог оказаться и в опале. Нередко случалось, что опального вельможу сажали в Бастилию — королевскую тюрьму.

Но гораздо чаще в Бастилию заточали сво­бодомыслящих людей, которые осмеливались выступать против деспотизма короля. Обви­няемых подвергали мучительным пыткам и причиняли им увечья, иногда приводившие к смерти.

Чтобы легко отделываться от неугодных ему лиц, король ввел особые приказы об аресте («леттр де каше»). Это были чистые бланки с королевской подписью и печатью, куда чи­новники могли вписать имя любого человека, с которым король или они сами хотели распра­виться, и того немедленно арестовывали.

Безграничный произвол .королевской вла­сти вызывал недовольство всех слоев податного населения. Обнищавшее крестьянство больше уже не могло терпеть гнет дворян. Все это го­ворило о непрочности монархии Людовика XIV и его преемников, о назревающем крушении феодального строя.

В буре французской буржуазной революции 1789—1794 гг. (см. стр. 311) была уничтожена королевская власть и рухнул старый, феодаль­ный строй.

ВЬЕТНАМ НАКАНУНЕ ПРИХОДА КОЛОНИЗАТОРОВ

В конце XVIII в. два враждующих княже­ских рода разделили Вьетнам на части: Севером правил род Чинь, Югом — род Нгуен. Война между ними не прекращалась, она разоряла и опустошала страну.

Каждую весну сытые, наряженные в шел­ковые одежды чиновники Нгуенов появлялись в деревнях Юга. Они забирали самых здоровых и сильных мужчин в солдаты и на принудитель­ные работы у северных границ княжества. Здесь, где обрывистые уступы гор почти вплотную подступают к морю и только узкий коридор связывает север страны с югом, Нгуены стро­или стену. Длина ее достигала 18 км, а высо­та — 6 м. Стена не была надежной защитой: войска Чиней разрушали ее почти каждый год. На постройке и на ремонте стены от непосиль­ного труда, недостатка пищи и жестоких ли­хорадок людей погибало так же много, как и в сражениях.

У тех, кто оставался в деревне, каждую осень сборщики налогов отбирали большую часть собранного урожая: война требовала огром­ных расходов. Князьям Нгуенам нужно было много оружия. Его охотно продавали порту­гальские купцы, но стоило оно дорого. Те же купцы продавали оружие и противникам Нгуе­нов — Чиням.

От княжеских войн страдали не только крестьяне и ремесленники. Война мешала и торговцам: она разорвала старинные прочные связи между Севером и Югом. Проезжие дороги по всей стране стали небезопасны.

Недовольство охватывало широкие круги населения. Мелкий чиновник Няк, выходец из семьи торговцев, служивший на Юге, в княже­стве Нгуенов, и его братья Хюэ и Лы стали ор­ганизаторами борьбы народа с правителями страны. В 1772 г. Няк, Хюэ и Лы бежали на запад, в горы. Там, в деревушке, запрятав­шейся в глухой лесистой котловине, собира­лись беглецы из армии, разоренные крестья­не и ремесленники. Они приносили с собой оружие — луки, мечи, копья, кремневые ружья. В строгой тайне здесь готовились к вос­станию.

И вот, наконец, оно началось. Это произош­ло в один из базарных дней, когда крестьяне из окрестных деревень, как всегда, с мешками и корзинами на коромыслах направились в го­рода. Безлюдные и тихие улицы маленьких

295