Детская энциклопедия
Том 1. Земля. Том 4. Растения и животные. Том 7. Человек. Том 10. Зарубежные страны.
Том 2. Мир небесных тел. Числа и фигуры. Том 5. Техника и производство. Том 8. Из истории человеческого общества. Том 11. Язык. Художественная литература.
Том 3. Вещество и энергия. Том 6. Сельское хозяйство. Том 9. Наша советская Родина. Том 12. Искусство.

Царский «большой наряд» : скипетр, держава, венец. Хранятся в Ору­жейной палате, в Москве.

ся от политики опричнины. Опричнину царь сохранил, но и уступку сделал: митрополит получил право ходатайствовать за опальных.

Но Филипп пошел дальше: он несколько раз публично осуждал опричные казни, что чрез­вычайно раздражало царя.

Окончательный разрыв между царем и мит­рополитом произошел в 1568 г. Во время богослу­жения в Успенском соборе Филипп обвинил грозного царя в жестокости, произволе, казнях неповинных людей и отказал ему в благословении.

Началась подготовка процесса против мит­рополита, которого клеветнически обвинили в «порочном поведении». Суд над Филиппом со­стоялся на земском соборе (см. стр. 268), одна­ко его самого пригласить туда побоялись. Выполняя царскую волю, собор лишил Филип­па митрополичьего сана. Не желая подчинить­ся этому решению, Филипп через несколько дней произносит в Успенском соборе очередную проповедь. Во время богослужения опричники силою вывели митрополита из собора и отвез­ли в Тверь, в один из монастырей. Через год, когда Филипп отказался благословить цар­ский поход на Новгород, он, как передавала народная молва, был задушен Малютой Ску­ратовым. Тогда же на высшие церковные должно­сти по всей России были поставлены сторон­ники политики Ивана Грозного.

Ливонская война, начавшаяся в 1558 г., требовала от страны напряжения всех сил.

В 1567 г. возобновились военные действия против Литвы, но по­ход был плохо подготовлен, и его пришлось отложить. Стали искать виновных и вспомнили, что несколько виднейших мо­сковских бояр еще весной по­лучили письма от Сигизмунда II с предложением перейти к не­му на службу. Об этих письмах тогда же доложили Ивану IV, и в Литву был отправлен рез­кий ответ. Но после неудач­ного похода бояре, получившие письма, были обвинены в пе­реписке с польским королем и казнены. В это же время стало известно, что турки собирают в Крыму силы для похода на Москву. Население было изму­чено грабежами и насилиями опричников. В стране свирепст­вовала эпидемия. Стали разда­ваться голоса о замене Ивана Грозного Владимиром Андреевичем Старицким. Владимир Андреевич — двоюродный брат Ивана IV — самостоятельно правил в удельном княжестве с центром в городе Старица. Еще в 1553 г., когда царь был болен, некоторые бояре не хотели присягать его сыну, годовалому царе­вичу Дмитрию, а предлагали избрать царем Вла­димира Старицкого. С тех пор царь несколько раз заменял удельные владения князя Владими­ра другими, сажал его в тюрьму. Бояре же не оставляли мысли о замене Грозного царя удель­ным князем, о возврате к тем временам, когда они имели больше свободы, могли переходить на службу от одного князя к другому.

В 1569 г. по приказу царя Владимир Старицкий был привезен в Александровскую сло­боду. Здесь его обвинили в покушении на жизнь царя и заставили выпить яд. Одновременно царь уничтожил почти всю его семью. Так было по­кончено с последним удельным князем. После смерти Владимира Старицкого началась подго­товка к походу на Новгород. Город сохранял в своем устройстве остатки самостоятельности, это настораживало подозрительного царя.

Официально новгородцы были обвинены в том, что хотели сдать город литовскому королю, «извести» царя Ивана, а на его место посадить Владимира Андреевича. Поход готовился в строгой тайне. По пути в Новгород царь расправлялся с жителями северных городов. В январе 1570 г., подойдя к Новгороду, царь

258

устроил заставы на всех дорогах, чтобы ни один человек не убежал из города. Он считал, что заговор в Новгороде организовало духовенство, поэтому все новгородские монастыри были раз­граблены. Жителей Новгорода убивали сотня­ми, в деревнях сжигали хлеб, отбирали у крестьян скот. Полтора месяца продолжались грабежи и убийства. Расправа с Новгородом — одна из самых страшных и кровавых страниц истории опричнины.

После этого похода Новгород превратился в рядовой город Русского государства.

Начинался закат опричнины. Было ясно, что опричнина — одна из главных причин на­ступившего в стране разорения и обнищания. Уже во время новгородского похода стало оче­видно, что опричные отряды все более и более превращались в войско, жившее разнузданны­ми грабежами и убийствами.

Опричники не столько боролись с действи­тельными врагами царя, сколько преследовали в своекорыстных целях многих людей, не прича­стных ни к каким мятежам и заговорам. В то же время опричное войско было неспособно защитить страну от внешнего врага.

Весной 1571 г. крымский хая Девлет-Гирей двинулся походом на Москву. Царь вышел ему навстречу на берег Оки со своим опричным войском, но многие опричники не явились на службу. Это привело к тому, что Девлет-Гирей подошел к Москве и сжег ее дотла. Много жителей погибло в пожаре, много было уведено

в плен. После пожара Москвы были казнены видные начальники опричного войска.

В 1572 г. кончилось разделение страны на опричнину и земщину. . Опричнина была офи­циально отменена. Она выполнила свои основные задачи. В России были ликвидированы остатки феодальной раздробленности. Борьба царя с Владимиром Старицким, репрессии против Нов­города, удары, нанесенные царем крупным фео­далам и церкви, имели целью добиться полной централизации власти. Эта политика в какой-то мере отвечала интересам горожан и крестьян, страдавшим от междоусобных распрей феодаль­ной аристократии. Но борьба за полную цен­трализацию велась старыми способами, ха­рактерными для удельного периода. Ведь и сама опричнина была вновь созданным царским уделом. В то же время в земщине Иван Гроз­ный отдавал всю полноту исполнительной вла­сти Боярской думе и приказам, тем самым факти­чески усиливал роль боярства.

Опричники, совершая набеги на боярские имения, разоряли также крестьянские хозяйства и истребляли массу крестьян.

В годы опричнины были разорены крупней­шие города, резко ухудшилось положение кре­стьян, возросли феодальные поборы. В го­сударстве, особенно на севере, в Новгород­ской земле, царило запустение, крестьяне бе­жали в южные районы. А усиление феодаль­ного гнета подготовило окончательное закре­пощение крестьян.

Загадочные приписки

В XVI в. в России был предпринят опыт создания всемирной истории, венцом которой для ее составителей представлялось царствование Ивана Грозного. Этот монументальный труд состоял из девяти томов, написанных четким полууставом (см. стр. 586, 597) на прекрасной бумаге, закупленной во Франции из личных королевских запасов. Богато иллюстрированный цветными миниатюрами, исполнен­ный, как тогда говорили, «в лицах», он носил наименование лицевого сво­да. Каждый том этой официальной летописи, призванной прославлять московских государей, и особенно Грозного, стоил огромные деньги.

И вот на готовом последнем томе драгоценной рукописи, повествующем о событиях царствования Ивана Гроз­ного, чья-то нетерпеливая властная

рука сделала многочисленные поправ­ки и приписки, вымарала целые куски текста. «Здесь государь написан не к делу» , «Царя тут надо писать ста­ра» — такие категорические указания давались художникам. Оказывается, в первом случае надо было убрать изображение самого Ивана Грозного, во втором случае — придать ему бо­лее солидный вид, так как художник изобразил его, по мнению того, кто делал приписки, слишком молодым.

Но вот все замечания тщательно учтены, приписки внесены в текст, рисунки переделаны.

Вновь созданный том подверга­ется безжалостной правке. Та же рука лихорадочно вписывает, вычеркивает, по-новому трактует, события; В пер­вый раз редактор прошел спокойно мимо рассказа о болезни царя в

259