Детская энциклопедия
Том 1. Земля. Том 4. Растения и животные. Том 7. Человек. Том 10. Зарубежные страны.
Том 2. Мир небесных тел. Числа и фигуры. Том 5. Техника и производство. Том 8. Из истории человеческого общества. Том 11. Язык. Художественная литература.
Том 3. Вещество и энергия. Том 6. Сельское хозяйство. Том 9. Наша советская Родина. Том 12. Искусство.

ГРЮНВАЛЬДСКАЯ БИТВА

Обосновавшись в XIII в. на нижней Висле, Тевтонский орден (см. стр. 146), словно спрут, стал захватывать одну область за другой. Пруссы — литовское племя, на землях кото­рого утвердились захватчики,— упорно сопро­тивлялись. Но силы были неравные. Рыцари беспощадно истребляли пруссов.

Подчинив Пруссию, орден стал вклинивать­ся в глубь литовских и славянских земель. Огромные владения ордена преграждали Поль­ше, Литве, Руси выход к Балтийскому морю. Тевтонские рыцари стремились подчинить сво­ему влиянию торговлю на Балтике и всячески ущемляли экономические интересы соседних государств. Рыцарей манили богатые польские и литовские области (см. карту).

Опасность, грозившая со стороны Тевтон­ского ордена, заставила Польшу и Литву, в состав которой в то время входили и некото­рые русские области, объединиться. Это про­изошло в 1386 г.

6 августа 1409 г. великий магистр орде­на Ульрих фон Юнгинген объявил войну Поль­ше и Литве и вторгся в Добжинскую землю. Польский король Ягайло и литовский князь Витовт сознавали, что эта война решит судьбу ордена и польско-литовских земель. Поэтому Ягайло и Витовт старались заручиться под­держкой других народов, главным образом славянских. Ульрих фон Юнгинген тоже не бездействовал и повсюду вербовал наемников. Обнищавшие рыцари-проходимцы, все подонки тогдашней Европы, предвкушая богатую до­бычу, устремились на восток.

Вначале военные действия шли с перемен­ным успехом и прерывались перемириями. Обе стороны постепенно накапливали силы. В июле 1410 г. армии противников сблизились. За­хватчикам противостояла армия, которая на­считывала примерно 90 тыс. человек. Большую часть ее составляли ополченцы. Половина пол­ков была набрана в русских, украинских и бе­лорусских областях. Поляки, литовцы, чехи, моравы и силезцы составляли остальное вой­ско. В армии крестоносцев, общая численность которой доходила до 83 тыс., было много на­емников. Однако главной опорой и гор­достью ордена были отряды тяжеловооруженных рыцарей.

Ягайло расположил свое войско на опушке леса с таким расчетом, чтобы неприятель не видел его,— на границе широкого поля, кото­рое раскинулось между деревнями Танненбергом и Грюнвальдом. Ночь с 14 на 15 июля 1410 г. была дождливой и ветреной. Небо про­яснилось только под утро. На рассвете королю сообщили, что вражеские отряды начали пере­двигаться. Ягайло назначил пароль и прика­зал своим воинам прикрепить к одежде в виде отличительного знака по пучку соломы. Вско­ре подтвердилось, что неприятельское войско пришло в движение.

Король передал командование всей армией Витовту, выдающемуся полководцу. На левом фланге Витовт поставил поляков, на правом— литовское войско. В центре находились поль­ские и смоленские отряды. Литовские полки были построены клином. Впереди стояли самые храбрые и опытные «предзнаменные» бойцы— за их спиной высились боевые стяги.

Топкая и поросшая густым кустарником местность, где стояли польские войска, была очень опасна для немецких рыцарей, одетых в тяжелые доспехи. Рыцари не торопились наступать. Но и медлить дальше было нельзя: они стояли на самом солнцепеке. А главное, Ульрих фон Юнгинген опасался, что поляки ждут подхода значительных подкреплений. Надо было начинать битву. Он хотел во что бы то ни стало выманить неприятеля на открытое поле и послал польскому королю Ягайло мечи, вызывая его тем самым на бой.

Вызов был принят. В польско-литовском стане зазвучали трубы. Конница Витовта бро­силась на врага. Атака была настолько стре­мительной, что немцы-пушкари, едва успев выстрелить по два раза, были смяты. Войска столкнулись, словно лавины.

«Поднялся столь ужасный шум и треск от ударов копий, бряцания оружия и лязга мечей, что он слышен был за несколько миль в окружности. Витязь шел на витязя, оружие ломалось с треском, попадали в лицо направ­ленные друг против друга стрелы. Никто не трогался с места, один другому не уступал ни пяди земли, разве только враг, сброшенный с лошади или убитый, освобождал место для победителя. Копья были сломаны — с такой силой столкнулись между собой обе стороны,— только топоры и мечи, ударяя друг о друга, издавали невыносимый стук, подобно ударяю­щим в кузнице молотам»,— писал об этой битве польский летописец Длугош.

Почти час длилась рукопашная схватка, после чего магистр приказал ввести в бой све­жие силы. Сотни закованных в железо рыцарей устремились на литовские отряды. «Не выдер­жав натиска врагов, — рассказывает тот же

168