Детская энциклопедия
Том 1. Земля. Том 4. Растения и животные. Том 7. Человек. Том 10. Зарубежные страны.
Том 2. Мир небесных тел. Числа и фигуры. Том 5. Техника и производство. Том 8. Из истории человеческого общества. Том 11. Язык. Художественная литература.
Том 3. Вещество и энергия. Том 6. Сельское хозяйство. Том 9. Наша советская Родина. Том 12. Искусство.

 

 

 

Плененный вождь племени бастартов перед римским судом. Рельеф с колонны Траяна.

На стр. 128 вы видите схему землепользова­ния германцев. За де­ревней простирается об­ширное пространство, разделенное на секторы. Неправильными очерта­ниями обозначены поля, которые располагаются в одном направлении и занимают лишь один сектор.

Число деревень тог­да было невелико, их на­селение незначительно, а избыток свободной земли позволял каждый год засевать небольшую часть ее, только один из секторов. Из года в год перенося поля на новое место, в новый сектор, германцы давали полям отдых. Семь-восемь лет плуг не трогал пашни, и за это время плодородие земли восстанавлива­лось.

В секторе, который обрабатывался под паш­ню в данном году, видно не одно, а несколько по­лей, ограниченных из­вилистыми линиями и рассеченных многими по­лосками. Извилистые очертания полей опреде­ляла местность: приходилось огибать овраги, косогоры, болота, выкраивая между ними поля. Штриховка показывает, что каждая семья, обитав­шая в отдельной хижине, занимала не одно ка­кое-нибудь поле целиком, а ряд полосок, раз­бросанных в разных местах.

Смысл этой необычной для римлян системы землепользования состоял в том, чтобы обеспе­чить равные условия семьям. Одного поля явно не хватало общине. Заняв несколько полей, члены общины замечали, что одно из них более плодородно, другое, напротив, песчаное, не­плодородное, одно подле самой деревни, а другое удалено от нее. Чтобы никто не жало­вался на плохой участок и на его удаленность, надел каждой семьи составлялся из полосок, разбросанных во всех полях общины. Каждое поле делилось на равновеликие полоски по чи­слу семей.

Однако равенство односельчан-общинников

продолжалось недолго. Наличие свободной от леса земли позволяло всякому общиннику за­нять лишний, добавочный надел. Разумеется, не всякий имел эту возможность: ведь обработка дополнительной земли требовала лишних рабо­чих рук и лишнего скота. Тацит рассказывал о рабах, появившихся в германской деревне. Ча­ще всего это были люди, полоненные во время разбойничьего набега. Весной, когда разме­чались новые поля и распределялись наделы, победители, завладевшие во время набега на соседнее племя рабами и лишним скотом, могли получить, кроме обычного, также и дополни­тельный надел или даже несколько таких наде­лов. Дополнительные наделы обрабатывали ра­бы, которые отдавали господину часть собран­ного урожая. Раб, возделывавший участок зем­ли хозяина, кормил не только семью господина, но и свою семью.

Детей рабов нельзя было по виду отличить от детей свободных. Те и другие, загорелые и обветренные, покрытые пылью, играли вместе в родной деревне, а под­растая, сообща пасли скот, доставляли из ле­су хворост, помогали старшим.

Различие проявля­лось лишь среди взрос­лых. Рабы, лишенные свободы и оружия, не были членами общины и участниками народных собраний. Они должны были повиноваться сво­ему господину, который, однако, редко прибегал к жестоким наказаниям и еще реже казнил ра­бов. Тацит писал, что древнегерманским ра­бам жилось несравнен­но легче, чем римским. Более мягкое отношение к рабам объясняется не особой добротой герман­цев. Быт обитателей гер­манских поселений был простой и грубый. В от­личие от римлян они не продавали хлеб и дру­гие продукты. Все, что давала земля, предназ­началось только для собственного пропита-

Пленная германская жен­щина. Римская статуя III в.

129