Детская энциклопедия
Том 1. Земля. Том 4. Растения и животные. Том 7. Человек. Том 10. Зарубежные страны.
Том 2. Мир небесных тел. Числа и фигуры. Том 5. Техника и производство. Том 8. Из истории человеческого общества. Том 11. Язык. Художественная литература.
Том 3. Вещество и энергия. Том 6. Сельское хозяйство. Том 9. Наша советская Родина. Том 12. Искусство.

дворов следовали один за другим с востока на запад, во дворы выходили двери многочислен­ных комнат. Особенно роскошен был фасад главного тронного зала, выложенный сплошь цветными изразцами: на синем фоне выступали светлые пальмы и лотосы. Фасад украшали стройные желтые колонны с голубыми завит­ками капителей (верхняя часть колонны). Окон не было, и свет проникал через три широкие двери.

Улица Мардука, примыкавшая перпенди­кулярно к улице Процессий, вела к грандиоз­ным воротам храма бога Мардука — главного храма Вавилона.

В северо-западном углу храмового двора высилась семиэтажная башня — виккурат. Это было одно из высочайших зданий того времени, достигавшее 90 м в высоту. Издали здание ка­залось гигантской разноцветной лестницей, ве­дущей к небу. Постепенно суживающиеся этажи были окрашены в яркие тона: ослепительно-белый, черный, красный, синий, красно-ко­ричневый, серебряный и, наконец, самый верх­ний был позолоченным. На плоской крыше свер­кали гигантские золотые рога. В этом храме царь торжественно приносил жертвы богу Мардуку в благодарность за одержанные победы. В день возвращения из похода царь принес в жертву богу быков и овец и возлил чашу ви­на. Затем он удалился к себе во дворец. Разо­шлись по домам и подданные: жрецы, воины, куп­цы, ремесленники, земледельцы. Многие от­правились на рыночные площади. Там возвра­тившиеся из похода воины спешат продать свою добычу. Разноцветную одежду отдают за сикль (8 г серебра), выносливого верблюда — за 10 сиклей, красивую пленницу — за 5 сиклей. Монет вавилоняне не знали и при покупке отвешивали слитки серебра на весах, причем не обходилось без обмана. Опытные мастера прекрасно умели изготавливать неточные весы и неполновесные гири.

С наступлением ночи улицы пустеют. Лишь кое-где спешат с факелами в руках запоздалые пешеходы. Заглянем на окраину города, где ютится беднота. Здесь совсем иная жизнь. Вместо широкой, гладко вымощенной улицы Процессий или улицы Мардука лабиринты узеньких переулков, заваленных мусором. В дождливые дни стоит непролазная грязь. Носильщики, лодочники, землекопы, водоно­сы и другие труженики живут в низких и тем­ных глинобитных хижинах. На деревянную дверь не хватает средств (лес в Вавилонии до­рог), и ее заменяет старая, полуистлевшая циновка из тростника. Спят на такой же циновке, подложив под голову груду тряпья.

После тяжелого трудового дня, вернув­шись домой, измученные и голодные люди са­дятся ужинать. Они едят при свете жалких гли­няных плошек, в которых налито дешевое масло и прилажен небольшой фитиль. Обычная пи­ща — лук и чеснок, ячменный хлеб и сушеная рыба. Запивают ее дешевым ячменным пивом.

Этих людей не радуют победы вавилонского царя. Они равнодушно смотрят на пышные про­цессии вельмож и военачальников, окружен­ных бесчисленными слугами. Рабовладельцы преумножили свои богатства, а в положении бед­ноты ничто не изменилось.

Еще хуже приходится рабам. В огромном сыром сарае, примыкающем к наружной стене города, прямо на земляном полу вповалку спят десятки невольников: взрослые и дети, юноши и старики. Сквозь прорехи в грязных лохмо­тьях виднеются синяки и рубцы, покрывающие их худые, изможденные тела. Помещение скуд­но освещено углями, дымящимися в ржавой жаровне. Некоторые рабы в наказание за не­покорность — в колодках. А неподалеку, в при­стройке, примыкающей к царской пекарне, уже на рассвете поднимаются рабыни и прини­маются за свою обычную работу. Согнувшись над ручными зернотерками, они усиленно рас­тирают зерна пшеницы. Их колени покрыты язвами и руки ноют от непосильной работы. Яркие лучи восходящего солнца озаряют про­сыпающийся Вавилон — столицу крупнейшего рабовладельческого царства — с его пышными дворцами, храмами и жалкими лачугами на окраинах.

КАК БЫЛА РАЗГАДАНА ТАЙНА ЕГИПЕТСКИХ ИЕРОГЛИФОВ

В августе 1799 г. французские саперы копа­ли траншеи в предместье Розетты, города, рас­положенного недалеко от Александрии. Генерал Бонапарт (с 1804 г.— император Франции На­полеон I), вторгшийся в страну, готовился к решительной борьбе за Египет с другими за­хватчиками — турецкими и английскими, и его войска с лихорадочной быстротой укрепля­ли опорные пункты на побережье.

Неожиданно лопата одного из саперов звяк­нула о камень. Это была массивная плита из черного базальта, покрытая таинственными четко высеченными письменами. Командир от-

43