Детская энциклопедия
Том 1. Земля. Том 4. Растения и животные. Том 7. Человек. Том 10. Зарубежные страны.
Том 2. Мир небесных тел. Числа и фигуры. Том 5. Техника и производство. Том 8. Из истории человеческого общества. Том 11. Язык. Художественная литература.
Том 3. Вещество и энергия. Том 6. Сельское хозяйство. Том 9. Наша советская Родина. Том 12. Искусство.

узкие тропинки, крутые подъемы и спуски. Но серьезно заниматься велосипедным спортом, как и многими другими видами спорта, можно только под руководством тренера в спортивном обществе.

***

Первый велосипед изобретен русским масте­ром из крепостных уральского села Верхотурье Петром Артамоновым. В 1801 г. на этой машине он совершил свой путь с Урала в Москву и об­ратно. Но изобретение Артамонова скоро было забыто. Только через 54 года во Франции — стране, в которой затем велосипед стал очень широко распространен, был создан педальный аппарат, названный «пауком». Он имел громад­ное переднее колесо, над которым было расположено седло, и малюсенькое заднее колесо. Велосипедист действительно напоминал шагаю­щего паука. Несколько таких велосипедов со­хранилось как музейная редкость и в нашей стране.

За годы своего существования конструкция велосипеда претерпела большие изменения. Теперь это легкая машина с дюралюминиевыми ободами на надувных шинах. Она имеет десять меняющихся только на ходу скоростей.

Первые велосипедные соревнования в Рос­сии были проведены в 1883 г., а первые много­дневные гонки (по маршруту Москва—Петер­бург) в 90-х годах прошлого столетия. Уже тогда велосипед стал широко распространяться и как удобное средство передвижения. Боль­шую популярность велосипед приобрел в наших прибалтийских республиках.

Победа — это умение бороться до конца

Описывая события Римской олим­пиады, один журналист назвал мой финиш в гонке на 180 км «главным» в моей спортивной жизни. И мне кажется это правильным — в рим­ских соревнованиях для меня неожи­данно раскрылись новые собствен­ные возможности: в борьбе за одну золотую медаль мне пришлось «дваж­ды» финишировать.

Вот как это произошло. Сначала я, а за мной итальянец Трапе оторвались от основной группы и ушли далеко вперед. Судьба золотой медали должна была решиться в нашем по­единке.

Каждый, кто хоть раз пережил бурный финиш равных соперников, знает, что, даже если победитель со счастливой улыбкой бодро отвечает на приветствия болельщиков, он уже израсходовал весь запас нервной и фи­зической энергии. И прежде чем снова такому спортсмену стать на старт, ему нужен хороший отдых,

Ну, а если надо сразу же после финиша так же бурно финишировать вторично?!

Именно в таком положении ока­зался я на кольцевой шоссейной трас­се Римской Олимпиады. Я ошибся, приняв предпоследний круг за послед­ний, и, собрав все силы, вылетел впе­ред. Пересек заветную линию первым и бросил руль, подняв руки вверх, зама­хал ими, буквально пьяный от сча­стья. Золотая медаль олимпиады — моя!

Но мой соперник удивленно по­смотрел на меня, пролетел мимо, совсем не no-финишному крутя педа­лями. Тут же я услыхал голос тре­нера: «Что ты делаешь? Еще круг!»

Это было ушатом холодной воды на мою разгоряченную «победой» голову... Я рванулся вперед, даже не успев понять всего драматизма, поло­жения. Наверное, только поэтому я и успел, как мы, велосипедисты, говорим, «сесть на колесо» Трапе, ко­торый не зевал и, резко увеличив ско­рость, стремился к финишу.

Вот тут-то и наступил тот самый момент, когда нужно было превоз­мочь усталость, снова почерпнуть где-то силы, чтобы продолжать уже, казалось, закончившуюся в мою пользу борьбу. Это было невероятно тяжело. Каждый оборот педалей сто­ил таких усилий, каких мне еще ни­когда не приходилось испытывать.

Но спина итальянца, колесо его велосипеда были своеобразным маг­нитом, державшим меня в седле и, подобно электрическому заряду, возбуждавшим мою волю к победе. Я знал, что нужно выдержать первые километры и тогда силы вернутся. Увидев, что я упорно иду сзади, Трапе решил тоже поберечь силы. Уменьшив скорость, он показал мне, что пора выходить вперед и лидиро­вать, рассекая для соперника грудью воздух, как мы делали по очереди на протяжении всей дистанции.

Я вышел, и тут наконец-то на­ступил перелом. Ко мне вернулась былая уверенность. Но соперник был

462