Детская энциклопедия
Том 1. Земля. Том 4. Растения и животные. Том 7. Человек. Том 10. Зарубежные страны.
Том 2. Мир небесных тел. Числа и фигуры. Том 5. Техника и производство. Том 8. Из истории человеческого общества. Том 11. Язык. Художественная литература.
Том 3. Вещество и энергия. Том 6. Сельское хозяйство. Том 9. Наша советская Родина. Том 12. Искусство.

хороший». Верно? Да, очень, очень, на мой взгляд, правильно.

Три мнения, казалось бы, сходных и в то же время очень разных. Почему другу нужно обязательно рассказывать «все-все»? Помните Лермонтова: «...а душу можно ль рассказать?» И нужно ли? Даже самому близкому чело­веку можно не успеть или не суметь рассказать о себе всего, но, если он действительно друг, он так тебя знает, что и сам может догадаться, как ты поведешь себя в том или ином случае! Хорошо, что друг тебя поймет. Но — не осу­дит?! А кто же нас осудит, если не друзья? Кому же мы так поверим, как не нашим дру­зьям? От кого нам не обидно выслушать резкое слово, если не от друзей?

Другое мнение: друг бывает один-единствен­ный. Почему? Разве оттого, что мы будем лю­бить и уважать, скажем, трех наших друзей, каждый из них получит только треть нашей привязанности? Здесь арифметика не помогает. Как в сердце матери с каждым новым ребенком рождается новая любовь, так каждый друг за­нимает свое полноправное место в нашей жиз­ни. И не надо для друзей забывать себя. Надо помнить их — только и всего. Но об этом мы еще поговорим — чуть позже.

Вот очень, по-моему, верно сказано: если у человека много друзей — значит, он хороший... Да, дружба требует душевных сил, и немалых. ... Она требует умения помнить — всегда, во всякую минуту жизни,— о том, что твои мыс­ли, чувства, твоя забота, твое внимание, твои дела нужны и важны друзьям. И каждый твой поступок оказывается не только твоим: ответ­ственность за него друзья разделяют с тобой, а ты — с ними.

Главное в дружбе, на мой взгляд,— бе­зусловная вера. Вера в то, что мои, собствен­ные мои дела важны для моих друзей, как их собственные. И вера моих друзей в то, что их дела важны для меня. Вера в то, что мы всегда в трудную минуту примем одно и то же решение. Что, если я ошибусь, друзья скажут мне об этом резко и прямо. Что мы никогда не сможем стыдиться друг за друга. Что мои друзья гор­дятся мною, так же как я горжусь ими. Вот что такое, на мой взгляд, дружба.

Так дружить нелегко. Но «своя ноша не тянет»,— говорит пословица. И мне жалко людей, которые растеряли где-то в молодости своих друзей, пожалели на них душевных сил. Я верю: у настоящего человека всегда есть силы для дружбы. Скажи мне, есть ли у тебя друзья, и я скажу, кто ты...

«ИМЯ ЭТОЙ ТЕМЕ . . .»

Не смоют любовь

ни ссоры,

ни версты.

Продумана,

выверена,

проверена.

Подъемля торжественно стих строкоперстый,

клянусь —

люблю

неизменно и верно!

Знаете, кто это написал? Конечно, Маяков­ский. Человек, который пронес через жизнь любовь, огромную, как его поэзия, как его голос, как его стремление к счастью.

Каждому ли это дано? Почему один человек проносит через всю жизнь одно чувство, высо­кое, благородное и счастливое, а другой ме­чется, калечит жизнь себе и другим, никому не приносит радости и так и умирает, не познав настоящей любви? Как ее найти, настоя­щую, единственную? Как сохранить ее, если нашел?

На все эти вопросы нельзя дать определен­ного, исчерпывающего ответа. Сотни книг ве­личайших писателей, гениальные стихи, музы­ка, картины великих мастеров рассказывают нам о любви по-своему, не так, как рассказы­вали до них. Приходят новые поэты, новые художники, музыканты, философы и говорят свое, новое. Любви нельзя научить. Нельзя дать готовый рецепт: как завоевать любовь, как удержать, сохранить ее.

Но можно и нужно думать о любви, гото­виться к ней, понять раз и навсегда: любовь — серьезная, и трудная, и счастливая проверка человека, его нравственных качеств.

Когда человеку двенадцать-тринадцать лет, он презрительно говорит о любви: «Чепуха, вы­думки, очень мне это надо!» И, бывает, подсме­ивается над влюбленными, пишет в неподходя­щих местах знаменитую формулу: «Галя+Витя=?», кричит вслед проходящим юноше и де­вушке: «Жених и невеста!»

Через два-три года человек молчит. Он чи­тает книги: у всех героев — любовь! Он смот­рит фильмы: Гамлет любит Офелию, это по­нятно. А вот мать Гамлета королева Гертру­да — она почему любит подлого Клавдия? Вез-

БЕЗ МЕЧТЫ ЧЕЛОВЕК ПРЕВРАЩАЕТСЯ В ЖИ­ВОТНОЕ. МЕЧТЫ ДВИГАЮТ ПРОГРЕСС.

В. И. ЛЕНИН

389