Детская энциклопедия
Том 1. Земля. Том 4. Растения и животные. Том 7. Человек. Том 10. Зарубежные страны.
Том 2. Мир небесных тел. Числа и фигуры. Том 5. Техника и производство. Том 8. Из истории человеческого общества. Том 11. Язык. Художественная литература.
Том 3. Вещество и энергия. Том 6. Сельское хозяйство. Том 9. Наша советская Родина. Том 12. Искусство.

Такое тоже еще можно не только услышать, но и прочитать в письмах, присланных в радиокомитет. Да, конечно, скучна тому, кто не подготовлен, к ней, кто не накопил еще ду­ховного богатства. А вот мы с вами, вернувшись из нашего лесного похода, успели еще попасть на концерт и слушаем Чайковского. Что-то новое просыпается в нас при звуках музыки, что-то вспоминается нам — и лес, и ощущение красоты, и главные, очень важные наши мысли, и стремление быть лучше, честнее, чище...

А вот и наши знакомые — пожилая пара. Помните, мы видели этих людей в палатке у костра? Сколько раз слышали они Пятую сим­фонию Чайковского! И снова пришли сюда, усталые. Что даст им эта музыка в двадцать пятый раз? Очень многое. То, что закрыто не­любопытному, равнодушному сердцу,— мысли и чувства, воспоминания и мечты, острое ощу­щение красоты жизни, человеческого духа, бод­рости, стремления к счастью!

«Так ведь они же старые!» — скажете вы. Ну я что же? Старый не тот, у кого седая го­лова. Помните, еще Душкин хотел показать в своем Онегине «преждевременную старость ду­ши». Можно постареть в двадцать лет и сохра­нить молодость в шестьдесят. А помогают со­хранить молодость искусство, природа, спорт — то, что создает полноту жизни, то, что человек накапливает всю жизнь,— духовное богатство.

Искусство учит нас многому. Оно поднимает каждого человека: и того, кто до сих пор не любил стихов, не слушал симфоний, доволь­ствовался аляповатыми ковриками на стенах, и того, кто с детства, с юности полюбил музейные залы, и тишину перед концертом, и раздвигаю­щийся занавес театра.

Невежественные люди любят говорить о произведениях искусства: «Я этого не понимаю, значит, это дрянь, ерунда, никому не нужно!» Так, в «ерунду» можно зачислить и стихи Мая­ковского, и трагедии Шекспира, и музыку Шостаковича, Бетховена, и картины Рубенса, Нестерова, Сарьяна...

А ты постарайся понять! А ты скажи себе: «Может, это я пока еще не дорос? Может, стоит попробовать, попытаться понять?»

ЧЕЛОВЕКА, МЕНЯЮЩЕГО СВОИ ВОЗЗРЕНИЯ ИЗ УГОЖДЕНИЯ ПЕРВОМУ ВСТРЕЧНОМУ, МЫ ПРИ­ЗНАЕМ ДРЯННЫМ, ПОДЛЫМ, НЕ ИМЕЮЩИМ НИ­КАКИХ УБЕЖДЕНИЙ.

Н. А. ДОБРОЛЮБОВ

Человек, обогащенный искусством, тем и отличается, что он постоянно, каждый день, каж­дый год старается понять что-то новое, обога­титься еще и еще, развить свой вкус, вырасти духовно.

ЧТО ТАКОЕ ИДЕЙНОСТЬ?

У меня есть ученик. Странный мальчик... Мы все (и ребята и я) вот уже больше года не можем понять, всерьез он говорит с нами или играет какую-то нелепую роль. Если играет, это нам кажется глупым. Если серьезно испо­ведует те взгляды, которые провозглашает на уроках, собраниях, диспутах, в обычных раз­говорах, тогда это страшно.

Что же он говорит? Первый, излюбленный его тезис: «Я не хочу быть хорошим человеком. Хорошим людям труднее жить. Я хочу быть просто порядочным». Второй: «Порядочный человек — тот, кто не делает подлостей, когда это ему не очень необходимо». Третий (уж мне, в личном разговоре): «Я не люблю наших ребят. Они слишком идейные».— «А что это значит — идейные?» — «Ну, они слишком правильные. Очень много думают. Они считают, что над всем в жизни надо думать».— «А ты как счита­ешь?» — «А я — что думать надо как можно меньше». — «Почему?» — «Так лучше».

Этому мальчику пятнадцать лет, и я все-таки думаю, что по крайней мере половина его речей — глупая поза. Так что надеюсь, верю, что нам удастся убедить его, и он будет смот­реть на жизнь иначе.

Но вот откуда это берется? Почему не он один — есть и другие ребята, относящиеся к высокому слову «идейность» неодобрительно?

Придется нам вернуться к размышлениям о человеческой жизни, к Александру Матросову и Жанне д'Арк, к героям Чернышевского, к Сергею Тюленину. Его пример будет, пожалуй, всего убедительней, всего понятней. Почему он боролся с фашистами? Потому, что не мог жить под их властью. С этим вы согласны, не правда ли? Невозможно жить под властью ненавистно­го, жестокого и отвратительного врага и не бороться с ним. Вот посмотрите, что говорил Гитлер: «Я могу быть свободен от многочислен­ных предрассудков... Я себя чувствую хорошо... Мы вырастим молодежь, перед которой содрог­нется мир: молодежь резкую, требовательную и жестокую... Я хочу, чтобы она походила на диких зверей». Такова была идея Гитлера. Крас-

384