Детская энциклопедия
Том 1. Земля. Том 4. Растения и животные. Том 7. Человек. Том 10. Зарубежные страны.
Том 2. Мир небесных тел. Числа и фигуры. Том 5. Техника и производство. Том 8. Из истории человеческого общества. Том 11. Язык. Художественная литература.
Том 3. Вещество и энергия. Том 6. Сельское хозяйство. Том 9. Наша советская Родина. Том 12. Искусство.

Образованному человеку всегда хочется учиться. Замечательная учительница Елена Сергеевна Маслова, работавшая многие го­ды директором ленинградской 189-й школы, час­то говорила: «Я не могу перестать учиться. Как же мне тогда жить?» В пятьдесят лет она окон­чила университет марксизма-ленинизма, а потом принялась за углубленное изучение эстетики— науки о прекрасном. Мы знаем удивительные примеры того, как учились люди всю свою жизнь. Известный баснописец И. А. Крылов пожилым человеком изучил древнегреческий язык; Л. Н. Толстой до последних дней жизни про­должал изучать поэзию, музыку, интересовал­ся индийской философией, читал книги об освободительном движении народов Востока.

Образованный человек никогда не перестает учиться. Он посещает лекции, кружки, кон­церты, диспуты, он читает книги, изучает новые открытия науки — форм самообразова­ния много. Главное же, что вам надо запомнить, образование человека кончается только с его жизнью. И это не беда, а радость, потому что знания приносят нам именно радость.

ЧЕМУ МОЖНО УЧИТЬСЯ ВСЮ ЖИЗНЬ

Давайте отвлечемся от нашего разговора и поедем отдохнуть за город. Представьте себе: сегодня суббота, мы свободны, веселы, у нас за плечами рюкзаки, мы уже на вокзале, входим в вагон электрички... Сегодня мы поедем из большого города подальше-подальше, в лес, на озеро... Вот мы уже идем по песчаной дороге куда глаза глядят. Слышите — среди леса зве­нит гитара, звучит песня. Это туристы, моло­дежь... А мы все дальше, все глубже в лес — вот и речка. Возле нее — палатка. У палатки — двое. Они уже не молоды. Что заставило их бросить теплый, уютный дом, городской ас­фальт, электричество, газ, телевизор? Зачем они здесь, в лесу, собирают сухие сучья, не­сут в котелке воду?

Оказывается, их тянет в лес, на озеро, к речке — их привлекает природа. Вот завт­ра утром, рано, еще до восхода, их разбудят птицы. Потом из-за реки, там, где лес рассту­пается, пойдут по небу красные пятна, все ярче — и встанет солнце. Это не может надоесть!

...ЛЕНОСТЬ ВСЕМУ (ЗЛОМУ) МАТЬ, ЧТО ЧЕЛОВЕК УМЕЕТ, ТО ЗАБУДЕТ, А ЧЕГО НЕ УМЕЕТ, ТОМУ НЕ

УЧИТСЯ.

ВЛАДИМИР МОНОМАХ

Немолодые люди на туристских тропах встречаются все чаще. Зимой вы можете видеть на лыжах целые семьи, летом — в палатках на острове или на склоне горы, в расщелинах скал, возле водопадов, в степи мы встретим студента, академика, группу школьников и известного писателя.

Но вот в том же вагоне электрички, кото­рый вез нас в лес, мы видели парнишку лет пят­надцати. Его звали на озеро, а он пренебрежи­тельно отмахивался: «Я и на даче посижу, в карты сыграю». Зимой он откажется от лыжного похода: «Зачем? Я лучше возле батареи оста­нусь, телевизор погляжу». Это духовное убо­жество. Человек беден радостями, его радости однообразны, он лишил себя природы, романтики, трудностей, он обеднил свой мир.

А мы с вами что получили в нашем пу­тешествии? Ночь в лесу, рассвет над рекой, блаженную усталость после дня, проведенного в походе. Мы унесли с собой целое богатство: воспоминание о костре, об озере, к которому мы неожиданно вышли, о той елке — помните, она стоит отдельно от всех деревьев на круглой поляне? Наше богатство — красота, которую мы увидели и оценили в этом лесу. И, самое удивительное, наш поход не кончился. Через месяц или полгода мы откроем книгу, в кото­рой раньше пропускали описания природы,— они казались нам скучными и ненужными, по­тому что мы еще до них не доросли. Теперь мы прочтем их другими глазами.

...Пред ними лес.

Недвижны сосны

В своей нахмуренной красе.

Отягчены их ветви все

Клоками снега.

Сквозь вершины

Осин, берез и лип нагих

Сверкает луч светил ночных.

Дороги нет.

Кусты, стремнины

Метелью все занесены,

Глубоко в снег погружены.

Разве может постичь эти строки тот, кто никогда не видел зимнего леса? Разве ощутит он за ними то, что чувствуем мы с вами,— знакомую и всегда новую красоту природы? Так, оказывается, объединяются в нашем соз­нании природа и искусство.

Что волнует нас в пейзажах Левитана? По­чему не может наскучить его «Золотая осень» или «Над вечным покоем»? О чем мы думаем, стоя часами перед этими картинами? Трудно ответить на этот вопрос — ведь каждый думает о своем. И все-таки все мы думаем о прекрасном — этим и дорого искусство.

382