Детская энциклопедия
Том 1. Земля. Том 4. Растения и животные. Том 7. Человек. Том 10. Зарубежные страны.
Том 2. Мир небесных тел. Числа и фигуры. Том 5. Техника и производство. Том 8. Из истории человеческого общества. Том 11. Язык. Художественная литература.
Том 3. Вещество и энергия. Том 6. Сельское хозяйство. Том 9. Наша советская Родина. Том 12. Искусство.

За мир. Художник Ф. П. Решетников.

И маленькие граждане Франции борются за мир.

от классовой борьбы, мешало росту сознания, уводило от единственно правильной мысли: в невзгодах всех народов виновата капитали­стическая система.

Коммунистическая Партия с первых же лет своего существования начала борьбу за дружбу людей всех национальностей, за объединение всех народов в борьбе против общих врагов — помещиков, .капиталистов, царя. У нас в стране люди всех национальностей равны, нет ника­ких оснований для национальной и расовой неприязни, но пережитки прошлого еще сохранились в сознании некоторых малокультурных людей. Мы не можем мириться с проявлениями

национальной и расовой неприязни, потому что они враждебны нашим идеям, нашим принципам, всему духу нашего Отече­ства, которое борется за Мир, Труд, Свободу, Равенство, Братство и Счастье всех народов.

Когда мы видим неприязненное отношение к человеку другой, чем наша, национальности, мы не вправе пройти мимо, как не вправе мириться с карьеризмом, тунеядством, стяжа­тельством, лицемерием — со всеми пороками, которым нет места в нашем обществе.

А мы не просто идем в будущее, мы боремся за него, воспитываем себя для него, накапли­ваем то богатство, без которого плохо жить.

ДУХОВНОЕ БОГАТСТВО

«ЧТО ЗНАЧИТ УМЕТЬ ЖИТЬ?»

Такой диспут провели старшеклассники одной школы. Первой выступила девочка, кото­рая сказала: «Мне не нравится сама постановка вопроса, сама тема нашего диспута. Уметь жить — это нехорошо звучит, в этом как будто призыв приспособиться, сделать получше для себя... Я считаю: не нужно уметь жить. Умеют мещане, обыватели, плохие люди...» И сразу возник спор. «Можно уметь жить по-разному, — кричали ребята.— Можно так, как ты гово­ришь, а можно... знаешь, кто умел жить? Ле­нин! Он умел так распределять свое время, чтобы не пропадало ни минуты; он умел смеяться, как бы ни было трудно; умел быть внимательным к людям, как бы ни был занят; умел думать преж­де о других, а потом уж о себе...» Встала еще одна девочка и сказала: «Мы спорим о том, как надо жить. Я этого не знаю. Но я знаю точно, как не надо жить: только для себя». Кто-то негромко спросил из угла: «А почему? Ведь все говорят: надо жить для других. Почему не для себя?»

Это очень важный вопрос. Прежде чем гово­рить и думать о духовном богатстве человека, мы должны разрешить для себя эту основную, главную проблему, а сформулировать ее можно по-разному: для кого живет человек? Или: что та­кое счастье? Или: что значит уметь жить? Ведь все эти вопросы сводятся к одному и тому же!

Вспомним горьковского Ларру. Вы помните: гордый и холодный Ларра считал, «что таких, как он, нет больше», и хотел жить для себя одного. Ларра убил девушку, когда она от­толкнула его. «Но она не твоя!» — сказали ему люди. — «Разве вы пользуетесь только своим?»— спросил Ларра.— «Я вижу, что каждый чело­век имеет только речь, руки и ноги... а владеет он животными, женщинами, землей... и мно­гим еще...» И вот после этого Горький пишет слова, над которыми нам с вами следует заду­маться: «ему сказали на это, что за все, что человек берет, он платит собой: своим умом и силой, иногда — жизнью. А он отвечал, что он хочет сохранить себя целым».

Можно ли «сохранить себя целым»? Можно ли жить, ни за что не платя «собой, • своим

НАДО БЫТЬ ЯСНЫМ УМСТВЕННО, ЧИСТЫМ НРАВСТВЕННО И ОПРЯТНЫМ ФИЗИЧЕСКИ.

А. Л. ЧЕХОВ

умом и силой»? Да, можно так жить. Но тогда не сохранишь себя целым.

Представьте себе человека (такие еще иногда встречаются), который больше всего на свете заботится о своем драгоценном спокойствии и благополучии. Ему хорошо, он даже считает себя счастливым. Он встает утром, жена подает ему завтрак, он идет на работу. Неважно, где и кем он работает: слесарем, учителем, арти­стом, сапожником, врачом... Неважно, потому что, не желая платить собой, этот чело­век не получает радости от своего труда. Он отбывает свои семь часов — на заводе, в шко­ле, в театре, в мастерской, в поликлинике — и спешит домой. У него нет друзей: ведь друзьям надо отдавать частичку себя, а он не хочет этого делать. Вот он поднимается по лестнице, вхо­дит в квартиру. Жена подает ему обед. Скорее всего, она не работает, она-то платит собой за то, чтобы мужу было спокойно жить... Скорее всего, у них нет детей: дети шумят, мешают. Но даже если ребенок есть, он замолкает, чтобы не ме­шать папе, он не бегает, не играет, не задает вопросов — он тоже платит собой за папино спокойствие. Вечер проходит тихо, у телевизора или за газетой. У соседей заболела дочка, ей мешает шум телевизора. Наш герой не выклю­чает его: зачем же он будет платить своим удо­вольствием за чужое благополучие? Наступает ночь, а назавтра утро, и все начинается снача­ла, и так проходит жизнь!

Вы скажете, что в этой картине сгущены краски. Что ж, может, так оно и есть. Может, какой-нибудь живой, конкретный Иван Ива­нович выключит, «так и быть», телевизор, что­бы не помешать больной девочке. Но разве в этом дело!

Иван Иванович «умеет жить», с его точки зрения. Он даже счастлив, с его точки зре­ния. Он, может быть, и богат, с его точки зрения: у него есть деньги, телевизор, квар­тира, хрустальные вазы, ковры. А с нашей точки зрения, он не умеет жить, он несчастен, он нищий.

Кто не платит собой, тот ничего не полу­чает,— вот ведь в чем дело! Не получает радо­сти, веселья, удовлетворения трудом, восторга дружбы, любви, преклонения перед природой, спокойной совести, благодарности людской, уважения людского — ничего не получает. Бо­лее того, кто не платит собой, тот не может «сохранить себя целым». Ведь каждому чело-

372