Детская энциклопедия
Том 1. Земля. Том 4. Растения и животные. Том 7. Человек. Том 10. Зарубежные страны.
Том 2. Мир небесных тел. Числа и фигуры. Том 5. Техника и производство. Том 8. Из истории человеческого общества. Том 11. Язык. Художественная литература.
Том 3. Вещество и энергия. Том 6. Сельское хозяйство. Том 9. Наша советская Родина. Том 12. Искусство.

Понятие нравственной чистоты также вызы­вает немало мыслей. Вспомним знакомую и лю­бимую нами детскую книгу. Чук и Гек, подрав­шись, нечаянно выкинули за окно телеграмму от отца. Испугавшись неприятностей, они матери об этом не сказали, но чувствовали себя почему-то неловко. Пришлось им друг друга уговаривать: мол, нас же не спрашивают, была ли телеграмма, мы же не выскочки... Какое чувство говорило в малышах? Почему им было неловко и друг перед другом, и каждому перед самим собой?

Герой другого рассказа Гайдара — «Судьба барабанщика» — Сергей продает горжетку своей мачехи Валентины. Это его невероятно мучает. Ему приходится уговаривать себя куда дольше и серьезней, чем Чуку и Геку. Да и проступок его тяжелей. Но чувство, заставляющее му­читься и малышей и подростка, одно и то же. Называется оно — совесть.

Вспомним еще одного литературного героя, ничем не похожего на советских мальчиков из книг Гайдара, — царя Бориса Годунова из пушкинской трагедии. Вот что он говорит: «Ничто не может нас среди мирских печалей успокоить; ничто, ничто... едина разве совесть».

Что же такое совесть? Толковый словарь отвечает на этот вопрос так: «Внутренняя оцен­ка, внутреннее сознание моральности своих поступков, чувство нравственной от­ветственности за свое поведение» (раз­рядка моя. — Н. Д.).

Ответственности перед кем? Для первобыт­ного человека — перед своим родом, перед обо­жествленными им силами природы. Для сред­невекового монаха — перед богом. Да и для пуш­кинского царя Бориса — тоже ответственность перед богом: ведь никто, кроме самого царя и бога, в которого Борис верил, не знает точно, убил ли он царевича Димитрия.

Ну а Чук и Гек, наши маленькие современ­ники? Они-то в бога не верят, да и грех их не так уж велик. Перед кем же они несут от­ветственность за свои поступки? Перед самими собой. Перед собственным, воспитанным с мла­денчества убеждением: не нужно лгать, скры­вать, надо жить честно. Этому научило их то общество, в котором они живут. Значит, их совесть — это ответственность перед обществом.

Как видите, и понятие совести тоже изменяется в течение веков.

Я ЛЮБИЛ ЖИЗНЬ И ЗА ЕЕ КРАСОТУ ВСТУПИЛ В БОЙ. Я ЛЮБИЛ ВАС, ЛЮДИ, И БЫЛ СЧАСТЛИВ, КОГДА ВЫ ОТВЕЧАЛИ МНЕ ТЕМ ЖЕ, И СТРАДАЛ, КОГДА ВЫ МЕНЯ НЕ ПОНИМАЛИ...

ЮЛИУС ФУЧИК

Можно обмануть дру­гого человека. Еще легче — бога. Можно даже себя самого. Общество обмануть нельзя. И по­этому наше сегодняшнее чувство совести требо­вательнее, чем у наших предков. Но и сегодня вы можете встретить человека, о котором ска­жут, и, к сожалению, справедливо: «Совести у него нет!» Это потому, что всякое нравствен­ное качество можно воспитать в себе, а можно и заглушить. Люди не рождаются честными и бесчестными, благородными и бессовестными. Они делаются такими постепенно, развиваясь и формируясь. Каждый наш поступок против совести, даже самый мелкий, опасен тем, что учит нас прощать себе, не требовать от себя многого, мириться со своими недостатками — постепенно заглушает нашу совесть, лишает нас нравственной чистоты.

Когда мы открываем книгу Гайдара, мы знакомимся с очень добрым человеком. Да, да, с добрым, хотя это в его «Военной тайне» поги­бает Алька, и далеко не всегда его герои посту­пают как надо. Что же такое доброта? И всегда ли она нужна человеку?

Есть добрые тетушки, готовые жалеть всех подряд: вот пьяный идет, шатается — ах, бед­ненький; вот мальчик упал — не плачь, деточ­ка; вот здоровенный детина в трамвае попался контролеру без билета — отпустите его, он больше не будет!

А между тем даже упавшему малышу вредна такая доброта: услышав сочувственные речи тетушек, он начинает плакать еще громче.

Так вот, по-настоящему добрым был Гайдар. Он умел помогать людям, заботиться о них, не унижая их жалостью. В основе его любви к людям лежало уважение к ним. В 1963 г. издательство «Советская Россия» выпустило очень хорошую книгу Э. Цюрупы «Умеешь ли ты читать?». В этой книге есть целая глава о Гайдаре, называется она «Самое главное».

Вот отрывок из этой книги: «Помнишь, в «Военной тайне» во время остановки поезда отец посылает Альку за спичками? Натка неодобрительно следит за этой сценой. Но когда за окном, подавая сигнал к отправлению, за­свистел кондуктор, Алькин отец сразу же от­ложил газеты и быстро вышел из вагона. Вер­нулись они с сыном уже вдвоем.

Ты зачем приходил? Я бы и сам принес,— спросил мальчик.

— Я это знаю,— ответил отец.— Но я вспом­нил, что забыл газету...

... точно такая же сцена произошла в жизни, когда Гайдар с маленьким сыном Тимуром

368