Детская энциклопедия
Том 1. Земля. Том 4. Растения и животные. Том 7. Человек. Том 10. Зарубежные страны.
Том 2. Мир небесных тел. Числа и фигуры. Том 5. Техника и производство. Том 8. Из истории человеческого общества. Том 11. Язык. Художественная литература.
Том 3. Вещество и энергия. Том 6. Сельское хозяйство. Том 9. Наша советская Родина. Том 12. Искусство.

щему, ничто их не волнует, не интересует, не вызывает отклика.

При этом как в первом, так и во втором слу­чае меняется все поведение больных, вся их дея­тельность.

Нарушение эмоциональных процессов особенно ярко показывает, какую большую роль играют эмоции в человеческой жизни.

Почему же мы плачем?

Из всех видов эмоциональных процессов наиболее изучены аффекты — короткие, но очень сильные переживания. Это и гнев, и страх, доходящий до ужаса, и глубокое отчаяние. Та­кие эмоциональные вспышки сопровождаются большими изменениями в деятельности внутрен­них органов, в частности сердечно-сосудистой системы, и имеют яркое внешнее выражение: человека охватывает дрожь, он покрывается холодным потом, лицо его краснеет или, наобо­рот, бледнеет. Изучение этих внутренних про­цессов, происходящих в аффективных состоя­ниях, привело к тому, что двое ученых почти одновременно выдвинули теории, объясняющие происхождение эмоций, очень похожие одна на другую. Авторы этих теорий утверждают, буд­то эмоциональные переживания, аффекты напри­мер, всего лишь сумма ощущений, вызываемых изменениями во внутренних органах.

Один из авторов, Джемс, писал: «Мы печаль­ны, потому что плачем; боимся, потому что дрожим; радуемся, потому что смеемся». Эта теория своей простотой сразу завоевала много сторонников. Особенно убедительной она по­казалась потому, что авторы рекомендовали проделать простейшие опыты, доступные каж­дому. Некоторые из них можете повторить и вы. Встаньте, например, утром, медленно и вяло оденьтесь, сядьте за стол, опустив плечи и сгор­бившись, тяжело вздохните, уроните голову на руки — и вами овладеет грусть. Подобные эксперименты заставляли верить, что действи­тельно нам грустно, потому что мы плачем и у нас текут слезы, а не потому мы плачем, что у нас случилось несчастье.

Но нашелся человек, усомнившийся в пра­вильности такого объяснения, и произошло то, что не раз бывало в истории науки: весьма убе­дительная теория пала под натиском новых фак­тов, новых экспериментальных данных. Амери­канский ученый Кеннон в 20-х годах нашего века провел любопытное исследование. Он вво­дил в кровь людям значительные дозы адреналина, хорошо зная, что повышение количества адреналина в крови приводит к изменениям в ор­ганизме, характерным для эмоции страха. Испы­туемые Кеннона рассказывали, что они ощу­щают нечто подобное тому, что бывает при испуге. Значит, изменения в организме проис­ходили. Но страшно-то испытуемым Кеннона не было, эмоции страха не возникало!

Эти эксперименты показали, что одних внут­ренних изменений еще мало для возникновения эмоций. Кроме того, хорошо известно, что одни и те же процессы во внутренних органах имеют место при различных переживаниях: человек плачет и от горя и от радости. Но, пожалуй, самым убедительным доказательством, приво­димым Кенноном, являлось то, что физиологи­ческие изменения в организме, характерные для эмоций, развиваются медленнее, чем возникают сами эмоции. Человек уже испугался, а холод­ный пот у него на лбу еще не выступил. Так была опровергнута теория, истинность которой несколько десятилетий не вызывала у боль­шинства ученых почти никаких сомнений.

Дальнейшие исследования показали, что периферические изменения в организме, во-первых, не исчерпывают физиологического меха­низма эмоций, а во-вторых, никак не могут быть их причиной.

Опыты устанавливали также, что прекраще­ние описанных изменений в организме не на­рушает эмоциональных процессов.

Главная роль в возникновении эмоций при­надлежит высшим отделам центральной нервной системы — коре и подкорке головного мозга. Если взаимодействие коры и подкорки ослож­няется, то возникают эмоциональные состояния, Сдвиги же в периферических процессах, наблю­даемые при эмоциях организма, объясняются тем, что возбуждение распространяется на подкор­ковые отделы, управляющие работой внутрен­них органов.

Итак, все-таки выходит, что плачем мы, когда нам грустно, а не наоборот.

И чувства имеют свои законы

Как бы ни были разнообразны и неповтори­мы переживания каждого человека, возникно­вение и течение эмоциональных процессов име­ют свои закономерности, общие для всех людей. В зависимости от силы, глубины, направленности переживаний выделяют различные форма эмоциональных процессов: аффекты, настроения, чувства. Мы уже говорили, что аффекты—

348