Детская энциклопедия
Том 1. Земля. Том 4. Растения и животные. Том 7. Человек. Том 10. Зарубежные страны.
Том 2. Мир небесных тел. Числа и фигуры. Том 5. Техника и производство. Том 8. Из истории человеческого общества. Том 11. Язык. Художественная литература.
Том 3. Вещество и энергия. Том 6. Сельское хозяйство. Том 9. Наша советская Родина. Том 12. Искусство.

затем и в космическом полете космонавты чув­ствовали себя хорошо.

«Ощущение невесомости — легкость, сво­бода движений, приятно... — говорит Юрий Гагарин.— Висишь в воздухе, руки висят, ноги висят. Голова работает четко».

«Вообще вся процедура пребывания в неве­сомости — очень приятная штука», — замечает Герман Титов.

«Я полагал, что мне придется испытывать неудобства», — рассказывает Андриян Нико­лаев. Но, не ощутив никаких неприятностей в состоянии невесомости, он стал усиленно дви­гаться, стараясь испытать свою устойчивость к головокружению: делал десятки раз быстрые повороты головы в одну и другую сторону, перемещался по кабине в разных направлениях, вращался вокруг собственной оси при свобод­ном парении. Результат был один и тот же: никаких неприятностей.

В этом же полете второй его участник — Павел Попович также отделился от кресла и свободно плавал по кабине. «И какое чувство я при этом испытывал! Вы понимаете, я ничего не весил,— говорил он, — и мог свободно переме­щаться по кабине, делать повороты вокруг своей оси. Я чувствовал себя прекрасно». То же подтверждают участники второго груп­пового полета — Валерий Быковский и первая женщина-космонавт Валентина Николаева-Терешкова. Так чувствовали себя космонавты в невесомости, перемещаясь в пределах корабля.

Но вот поставлена новая задача — выйти в свободное космическое пространство. Ее успешно решили космонавты Алексей Леонов и Павел Беляев. В период подготовки они совершали затяжные парашютные прыжки и полеты на самолете с созданием невесомости. Так они учились владеть своим телом и хорошо ориентироваться в пространстве. Космонавты много тренировались и на учебном корабле. Уже тогда они представляли в уме все то, что им предстояло сделать в полете. Без творческого воображения, без «проигрывания» в уме всей программы выхода в космос обойтись нельзя. Леонов еще до полета нарисовал космонавта, парящего около корабля. Этим рисунком кос­монавт-художник показал, что весь будущий полет с выходом из корабля в космос он уже выполнил в своем воображении.

Умение и спокойные действия Алексея Лео­нова во время выхода в открытое космиче­ское пространство дают основание полагать, что космонавты вполне уверенно смогут дей­ствовать и на другой планете, например на Луне.

Представим себе, что космонавты покинули корабль и попали в свободное пространство. Их сразу же охватило чувство свободы, лег­кости, они стали наслаждаться возможностью движения без малейших усилий. Подобно тому

Космонавт тренируется на не­устойчивой опоре.

338