и отрывок из книги профессора М. А. Сапожкова «Речевой сигнал в кибернетике и связи»:

«Сравнение ширины частотного диапазона трехполосной передачи с равноценной по раз­борчивости одной полосы частот показывает, что трехполосная передача дает сужение частот­ного диапазона примерно в 1,5 раза».

Неужели вся разница между этими отрыв­ками только в индивидуальных особенностях речи авторов? Всякий младшеклассник пони­мает, что в первом случае мы имеем дело со сти­хами, с поэтической речью, а во втором с речью научной. Язык остается в обоих случаях один и тот же — русский. Правда, из сокровищницы русского языка здесь и там отбираются разные слова; но позабудьте об этом на минуту и сравните между собой только грамматическую и звуко­вую, фонетическую, сторону обоих отрывков— все равно увидите громадную разницу. У Есе­нина — короткие назывные предложения (зо­лото... запах...), необычный порядок слов (золо­то холодное); в технической книге — сложная, запутанная конструкция, построенная по са­мым строгим требованиям грамматики. У Есе­нина — ритм, рифма, повторение одних и тех же звуков (золото — запах; золото — холод­ное луны; голубой — ласковой; олеандра — левкоя); у Сапожкова ничего похожего на это нет. И самое главное — все эти особенности в определенной мере типичны для всяких сти­хов и всякой научной книги. Следовательно, поэтическая и научная речь — это разные виды речи. Даже один и тот же человек в зависимо­сти от условий пользуется разными видами речи. Сравните хотя бы речь монологическую

Внутренняя речь, хотя она и беззвучна, управляется теми же речевыми механиз­мами, что и речь внешняя, звучащая. Вы видите запись движений языка при чтении вслух и про себя.

(например, лекцию, доклад, рассказ учителя на уроке) и речь диалогическую, когда собе­седники обмениваются вопросами, ответами, краткими репликами, иногда не высказывая до конца свою мысль и понимая друг друга с полуслова. Можно выделить и другие виды речи, например речь устную и письменную.

Внутренняя речь тоже вид

речи. Этим термином ученые называют речь, не произносимую вслух, а существующую толь­ко в нашем мозге. Это такая речь, которую мы обращаем к самим себе. Допустим, вы не вы­учили урока. Учитель берет журнал и смот­рит, кого бы ему вызвать. Вы говорите себе мысленно: «Хоть бы меня не спросил». Это и есть внутренняя речь, и даже очень харак­терный для нее случай — когда в предложе­нии нет подлежащего. Оно для внутренней речи обычно и не нужно: ведь то, о чем мы ду­маем, в таких случаях у нас перед глазами или по крайней мере достаточно ярко пред­ставляется нам.

Впрочем, внутренняя речь, хотя она и без­звучна, не так уж отличается от речи внеш­ней, звучащей. И та и другая управляется од­ними и теми же речевыми механизмами.

Детская энциклопедия. Том 7. Человек. Страница 318.

Детская энциклопедия
Том 1. Земля. Том 4. Растения и животные. Том 7. Человек. Том 10. Зарубежные страны.
Том 2. Мир небесных тел. Числа и фигуры. Том 5. Техника и производство. Том 8. Из истории человеческого общества. Том 11. Язык. Художественная литература.
Том 3. Вещество и энергия. Том 6. Сельское хозяйство. Том 9. Наша советская Родина. Том 12. Искусство.

КАК МЫ ГОВОРИМ?

С чего начинается речь? Совсем не с поиска слова для обозначения каких-то реальных пред­метов и явлений. Процесс общения начинается с того, что мы оказываемся один на один не с предметом, не с явлением, а с целым множе­ством явлений и предметов, с целой ситуа­цией, которую нам нужно облечь в языковую форму. И это совсем не что-то внешнее по отношению к говорящему. Он не просто отражает их, как в зеркале, в своей речи; они для него — часть его собствен­ной деятельности.

Вы когда-нибудь задумыва­лись над тем, что в окружаю­щем нас мире вещей есть и такие, для которых у нас нет специального названия, и поэ­тому они оказываются, как правило, вне поля нашего вни­мания? Так вот: имеют назва­ния и осознаются лишь те пред­меты и явления, которые ока­зались важными для общест-

318