Детская энциклопедия
Том 1. Земля. Том 4. Растения и животные. Том 7. Человек. Том 10. Зарубежные страны.
Том 2. Мир небесных тел. Числа и фигуры. Том 5. Техника и производство. Том 8. Из истории человеческого общества. Том 11. Язык. Художественная литература.
Том 3. Вещество и энергия. Том 6. Сельское хозяйство. Том 9. Наша советская Родина. Том 12. Искусство.
Кресло каталка для инвалидов купить инвалидные кресла каталки.

различия невелики, и любой русский человек, даже если он говорит на своем диалекте, всюду будет понят. В Германии же разница между диалектами такая, что жители Баварии и, например, окрестностей Гамбурга совершенно не поймут друг друга, если не владеют обще­народным немецким языком.

Но даже речь одного человека не может быть всегда одинаковой: выступая с трибуны, он будет говорить медленнее и разборчивее, употреблять слова и выражения, которыми никогда не пользуется в простой беседе. В за­висимости от обстоятельств, от условий, в кото­рых человек говорит, в речи его появляются стилистические отличия.

Сейчас, когда мы дошли до понятия стиля, самое время поговорить и о норме языка. Часто мы слышим, что то или иное слово или выражение «нельзя» употреблять, что «так не говорят», или что это «нелитературно», или что «надо говорить так-то».

Что значит «надо», «нельзя»? Кто может запретить или рекомендовать говорить так, а не иначе?

Понятно, запретить тут ничего нельзя, да и не нужно. Ведь в конечном счете «надо» гово­рить так или иначе не кому-то другому, а са­мому говорящему. Представьте себе женщину, вышедшую на работу в поле в шелковом платье и туфлях на высоких каблуках. Кому придет в голову запрещать надевать в поле такой наряд? Заинтересованная сторона здесь сама женщина. Но то же шелковое платье и туфли очень уместны в свое время. Язык так же, как одежда: он различен у одного и того же чело­века в зависимости от времени и места.

Поэтому, когда нас учат в школе, что «надо» говорить определенным образом, то это отнюдь не насилие над нашей личностью. Школа долж­на научить, в частности, тому, при каких обстоятельствах как надо го­ворить. А так как обычную разговорную речь мы усваиваем и без школы, в семье и на улице, то основная задача школы — сформи­ровать у нас навыки литературной речи, научить литературному языку, т. е. такой форме общенародного языка, которая используется в художественной и научной литературе, в газетах, журналах и т. д. Никто не обязывает нас во всех случаях жизни непре­менно пользоваться только литературным язы­ком — это могло бы привести к комическим ситуациям; но там, где принята литературная речь, например на трибуне, надо говорить на литературном языке. Совокупность правил

литературного языка, по которым принято строить свою речь в тех или иных конкретных условиях общения, и принято называть нор­мой языка.

РЕЧЬ И ВИДЫ РЕЧИ

До сих пор слово «язык» и «речь» мы упо­требляли в одном значении, хотя для лингви­стов это не одно и то же. Конечно, каждый из нас говорит на русском языке, пользуется лексикой русского языка, строит фразы по правилам русской грамматики.

Но можно ли считать, что все то, что и как мы говорим, заранее предусмотрено в словаре и грамматике русского языка? Конечно, нет. Например, словарь знает только общеязыко­вые значения слов; ему известно, что такое, допустим, «кошка» только в самых общих чертах. Но вы-то говорите не о какой-то кошке вообще, а о вашей кошке Мурке и связываете со словом «кошка» свои собственные, очень индивидуальные воспоминания, ощущения, эмоции. То же с грамматикой: она предусмат­ривает, как строить, например, предложение, но ей нет дела до того, как именно вы построили данное конкретное предложение в заданных ею рамках.

Вот эти-то особенности нашей речевой дея­тельности, не предусмотренные грамматикой и словарем языка, и заставляют говорить наряду с понятием языка и о понятии речи.

Вот отрывок из стихотворения Сергея Есе­нина:

Золото холодное луны,

Запах олеандра и левкоя.

Хорошо бродить среди покоя

Голубой и ласковой страны...

317