Детская энциклопедия
Том 1. Земля. Том 4. Растения и животные. Том 7. Человек. Том 10. Зарубежные страны.
Том 2. Мир небесных тел. Числа и фигуры. Том 5. Техника и производство. Том 8. Из истории человеческого общества. Том 11. Язык. Художественная литература.
Том 3. Вещество и энергия. Том 6. Сельское хозяйство. Том 9. Наша советская Родина. Том 12. Искусство.

ния общественного опыта по учебникам, где необходимые сведения изложены в языковой форме.

Наконец, в-третьих, язык нужен для того, чтобы человек мог с его помощью выра­зить свои чувства, эмоции. Например, в сти­хах человек передает свои самые сокровенные мысли, чувства, переживания. И все это бла­годаря языку.

Без языка не было бы самого человека, потому что все то, что есть в нем человече­ского, связано с языком, выражается в языке и закрепляется в языке.

О ПРОИСХОЖДЕНИИ ЯЗЫКА

Еще в древности люди ломали себе голову над вопросом, почему и как мог возникнуть язык. Ученые древней Греции выдвинули две противоположные теории. Согласно первой из них язык возник сам по себе, без сознатель­ного вмешательства человека, в силу действия законов природы. Согласно второй теории язык появился в результате договора людей: этот предмет давайте назовем вот так-то, а тот — так-то. Совершенно ясно, что теория разум­ного договора неверна. Ведь она предполагает, что люди уже имели сознание к тому времени, как у них появился язык. А современная наука совершенно точно установила, что человече­ское сознание невозможно без языка.

Но в таком случае какие причины привели к возникновению языка? Как выглядел перво­бытный язык?

С полной уверенностью ответить на эти вопросы наука пока не может. Но благодаря совместной работе ученых разных специаль­ностей — философов и психологов, антропологов и этнографов, археологов и лингвистов — в последние годы стало возможным, опираясь на объективные научные факты, выдвинуть некоторые предположения, касающиеся древ­нейшего языка.

Известно, что труд создал человека и что членораздельная речь возникла благодаря тру­довой деятельности. В процессе труда, как писал Ф. Энгельс, у первобытных людей появи­лась «потребность что-то сказать друг другу». Не существует ни одного вида животных, у которого не было бы собственной системы сигналов, используемых для общения. Напри­мер, в стаде павианов гамадрилов использу­ется более десятка различных звуков, каждый из которых вызывает у гамадрила совершен­но определенную реакцию.

Но, в отличие от людей, сознательно вос­принимающих речь, понимающих то, что им говорят, гамадрилы ничего не могут понимать. То или иное поведение в ответ на услышанный сигнал возникает у них благо­даря простейшему условному реф­лексу.

Скажем, если гамадрил услышит, как дру­гой гамадрил кричит «ак!», «ак!», то он обратится в бегство, потому что в его психике этот звук связан с представлением об опас­ности. И наоборот, всякий страх, всякое ощу­щение опасности вызывает у гамадрила непро­извольный крик «ак!». В этом отношении зву­ковые сигналы гамадрилов напоминают меж­дометия человеческого языка: мы с вами одинаково вскрикиваем «ой!» независимо от того, обожгли мы палец, укололи или при­щемили.

Вот такие звуковые сигналы, наверное, и послужили основой для формирования челове­ческого языка. Сначала, когда мышление пер­вобытных людей было еще похоже на рефлек­торное поведение животного, когда человек не осознавал ни отдельных предметов, ни их свойств, ни своих действий, эти сигналы, ве­роятно, служили только регулятором поведе­ния, А где нужнее всего были эти сигналы?

314

Конечно, прежде всего в труде, на охоте. Например, чтобы затравить и убить крупное животное — мамонта или носорога, совершенно необходимо, чтобы действия всех участников охоты были согласованными, чтобы во время охоты один участник ее мог сказать другому, что тому следует делать.

Позже, когда хозяйство первобытного чело­века и его отношение к другим людям стали сложнее, в особенности когда появились на­столько совершенные орудия, что человек получил возможность в одиночку осуществ­лять какие-то действия и появилось разделе­ние труда, возникла необходимость обозна­чать отдельные предметы, явления, действия, состояния, качества.

Значит, первая теория ближе к истине. Язык возник в силу действия естественных закономерностей природы. Только с появле­нием человека эти закономерности преломились в его развитии по-новому и появились новые, не существовавшие раньше социальные закономерности, которые стали в конце кон­цов определять развитие человеческого рода.

Но почему люди говорят на разных языках? Был ли когда-нибудь язык, общий для всего человечества?

Исходя из наших знаний о современных языках, мы не можем восстановить такой об­щий язык. Решение этого вопроса зависит от антропологов. Если будет доказано, что современный человек впервые появился в одном каком-то месте, то такой общий язык должен был существовать. Но как бы этот вопрос ни решали, ясно, что вначале языков было меньше, чем теперь.

Лингвисты восстановили, например, так называемый общеиндоевропейский язык, из ко­торого произошли все современные языки за­рубежной Европы (кроме финского, венгер­ского и баскского) и большая часть языков Европейской части СССР, а в Азии — персид­ский, афганский, хинди, армянский, осетин­ский, таджикский и др. Почему так произошло? Как могло случиться, что люди сначала гово­рили на одном языке, а потом стали говорить на разных?

Лучше всего показать это на таком примере. В XVII в. в Южную Африку приплыли пере­селенцы, говорившие на голландском языке, ничем не отличавшемся от языка других жите­лей Голландии. Были основаны поселки, затем города. Возникли различные учреждения, по­немногу создалась своя собственная культура, связанная с голландской только исторически.

Даже называть себя переселенцы стали не гол­ландцами, а бурами или африкандерами.

Что же получилось с их языком? Благодаря тому что связи с Голландией практически не было, голландский язык в Южной Африке стал изменяться и все больше отклоняться от «настоящего» голландского языка. Появи­лись новые слова, заимствованные из тузем­ных африканских языков или созданные са­мими бурами. Изменилось и произношение некоторых звуков, и грамматика. В резуль­тате получился по существу новый язык — бурский, или «африкаанс».

Почему все эти изменения не происходили в голландском языке на территории Голлан­дии? Потому, что все жители Голландии, гово­рившие на голландском языке, были связаны (как и буры в Южной Африке) политическим, экономическим и культурным единством. Пра­вительство Голландии издавало указ, он рас­пространялся по самым далеким ее уголкам, и бургомистр какого-нибудь захолустного го­родка, сочиняя официальные документы для своей маленькой общины, подражал языку правительственного указа. Одни и те же книги читались образованными людьми на всей тер­ритории Голландии.

Буры же оказались на другом материке, и вот незаметные раньше отклонения полу­чили возможность свободно развиваться. Боль­ше того, они из отклонений, из «неправиль­ностей», стали нормой нового, бурского языка.

Бывает и наоборот: если племена или на­роды, раньше жившие отдельно друг от друга, сливаются в единое целое, их языки начинают смешиваться. На границах русского государ­ства когда-то жили давно забытые народы — емь, чудь, торки, белые клобуки. Они слились с русским народом, а их языки — с русским языком.

315