Детская энциклопедия
Том 1. Земля. Том 4. Растения и животные. Том 7. Человек. Том 10. Зарубежные страны.
Том 2. Мир небесных тел. Числа и фигуры. Том 5. Техника и производство. Том 8. Из истории человеческого общества. Том 11. Язык. Художественная литература.
Том 3. Вещество и энергия. Том 6. Сельское хозяйство. Том 9. Наша советская Родина. Том 12. Искусство.

гизма, где обе посылки — «общеотрицательные» суждения (Е), как в нашем случае с китами и дельфинами. А вот силлогизм о бабочках, где обе посылки «общеутвердительные», построен правильно, и вывод из него тоже должен быть общеутвердительным: А+А = А. Для силло­гизмов этого типа придумано слово Barbara. Зачем нужны эти вспомогательные сред­ства? Казалось бы, не представляет никакого труда догадаться, какой вывод следует из по­сылок нашего силлогизма насчет бабочек. Но представьте себе такой силлогизм:

Ни один рабочий не есть ребенок. Некоторые рабочие ходят в школу. ?

Из этого силлогизма (он называется Ferison) не так-то легко найти правильный вывод. Он будет следующим: «Некоторые люди, кото­рые ходят в школу,— не дети».

Все возможные 14 типов силлогизмов, одна­ко, не исчерпывают логического механизма мышления, потому что они касаются лишь одного вида силлогизмов — простых категори­ческих. А возможны еще условные (если...) и разделительные (или..., или...) силлогизмы, так называемые «несиллогистические», но тем не менее логически строгие умозаключения (так называемые «индуктивные») и т. д.

Все эти логические схемы и правила позво­ляют приходить к новым знаниям не опытным, а рациональным путем, путем рассуждения, Совсем не оперируя своим индивидуальным опытом. Такая возможность — большая побе­да человеческого мышления, она открывает ему путь к сколь угодно большой абстракции.

ЛОГИЧНО ЛИ МЫ МЫСЛИМ?

Все мы нередко рассуждаем нелогично, де­лая скороспелые и неточные выводы из имеющихся у нас посылок. (Вы легко можете «ловить» своих друзей и знакомых на неправиль­ных логических выводах, если заинтересуетесь типами силлогизмов и проштудируете с этой точки зрения любой учебник логики.) Но особенно распространенный недостаток логического рассуждения — недостаточное отвлечение от непосредственного, личного опыта, которое мы уже видели у ребенка-дошкольника.

Представители некоторых народностей, стоящих па относительно низком уровне развития культуры, до сих пор стараются избегать чисто логического рассуждения; им представляется, что, если его нельзя подкрепить их личным опытом, оно недостаточно досто­верно. В 30-х годах одна из научных экспе­диций наблюдала такое явление в глухих кишлаках Средней Азии, в основном среди неграмотных стариков. Из их числа почти половина отказалась делать выводы из силло­гизма, если он не подкреплялся практикой.

На то, что не все люди мыслят, так ска­зать, одинаково логично, давно уже обра­щалось внимание. Подобные наблюдения дали некоторым зарубежным ученым, например зна­менитому французскому психологу и этнографу Л. Леви-Брюлю, основание говорить о «доло­гическом» мышлении у отсталых, «первобыт­ных» народов. А из этого нередко делались и прямые расистские выводы.

Но вот что интересно. Экспедиция, рабо­тавшая в Средней Азии, проследила, как изме­няется логика мышления при изменении усло­вий жизни и деятельности. И оказалось, что колхозники-активисты, которым приходилось заниматься планированием, учетом работы и которые вообще часто сталкивались с задача­ми, требовавшими теоретического мышле­ния, мыслят как будто бы совершенно иначе: они только в 5% случаев отказывались делать вывод, а в 65% рассуждали по всем правилам логики независимо от характера посылок. А учащиеся, которые проучились в школе всего лишь 4—5 месяцев, уже в 90% случаев полностью овладели формальным аппаратом логического рассуждения.

Из этого следует один важнейший вывод: любой человек способен в кратчайший срок по­стичь «секреты» правильного логического мышле­ния. А если в каких-то случаях мы сталкиваемся с недостаточно развитым логическим мышле­нием, то секрет этого в условиях жизни и дея­тельности, не требующих развернутой системы логического рассуждения.

Конечно, важнейшей предпосылкой разви­тия «правильного» логического мышления по­служило появление науки. Именно оно дало толчок к тому, чтобы осознать и сфор­мулировать правила логического вывода. Это сделал древнегреческий философ Аристотель в IV в. до н. э. В дальнейшем, правда, рам­ки «аристотелевской» логики оказались тес­ны для развивающейся логической науки: она включила в себя проблемы, не интересовавшие Аристотеля и других «классических» логиков, например проблему отношения логических за­конов к объективной реальности, проблему закономерностей научного мышления и т. д.

311