Детская энциклопедия
Том 1. Земля. Том 4. Растения и животные. Том 7. Человек. Том 10. Зарубежные страны.
Том 2. Мир небесных тел. Числа и фигуры. Том 5. Техника и производство. Том 8. Из истории человеческого общества. Том 11. Язык. Художественная литература.
Том 3. Вещество и энергия. Том 6. Сельское хозяйство. Том 9. Наша советская Родина. Том 12. Искусство.

воду?» — «Потому что Вова пил и заболел».— «Почему мячик не потонет в воде?» — «Потому что я его раз бросил, и он не утонул».

Или вот еще пример. Одна пятилетняя де­вочка стояла в кухне у открытого окна, а ее мать пекла коржики. «Откуда берутся звезды?» — спросила девочка. Мать не смогла ответить. Тогда девочка сказала: «Я знаю, как это дела­ется. Их делают из лишней луны». Понятно, почему она пришла к такому заключению: ведь она только что видела, как мать вырезала из теста большой коржик, а из остатков делала маленькие.

Если дать ребенку-дошкольнику четыре картинки с изображением чашки, стакана, блюдца и куска хлеба и предложить отбросить лишнее, то он отбросит стакан. При этом он скажет примерно так, как сказал один шести­летний малыш в опытах советского психолога Л. С. Выготского: «Если я буду завтракать, то молочко налью в чашечку, а хлебом буду

закусывать. А стакан здесь не нужен, он лиш­ний». Иначе говоря, он объединяет предметы вокруг знакомой ему жизненной ситуации. Совсем иначе будет поступать в этих обстоя­тельствах школьник, а тем более взрослый: отложит в сторону изображение хлеба и оста­вит все остальные карточки, потому что на них изображена посуда.

Абстракция и обобщение, которые для этого необходимы, дошкольнику почти недоступны. Он не признает ничего «теоретического». Пом­ните, как в «Золотом ключике» А. Н. Тол­стого Мальвина учит Буратино арифметике? Буратино. ведет себя при этом как типичный дошкольник: вместо того чтобы решать задачу, он заявляет, что не даст «Некту» яблоко, «хоть он дерись». Такие случаи часто описы­ваются психологами. Например, услышав сле­дующую задачу: «Мама съела четыре конфеты, а своему сыну дала две. Сколько они съели вместе?»—ребенок, вместо того чтобы ее решать, возмущается: «А почему она сыну так мало дала? Нужно, чтобы было поровну».

ВИДЫ СИЛЛОГИЗМОВ

Схема силлогизма так же объективна, как грамматические правила. Таких схем суще­ствует довольно много: ведь в силлогизме две посылки, а каждая из них может быть общей или частной, утвердительной и отрицательной. Не всякое сочетание посылок может привести нас к правильному выводу, да и вообще к ка­кому-либо выводу. Например, из того, что «киты не рыбы» и «дельфины не рыбы», реши­тельно ничего не следует, причем это не зави­сит от реального содержания суждений, а только от их формы. Еще в средние века точно определили, какие типы силлогизмов дают нам правильный вывод и насколько он правильный; для запоминания этих типов были придуманы даже специальные латинские слова.

В этих словах встречаются 4 буквы, обо­значающие гласные: А, Е, I, О. Буквой А обо­значаются «общеутвердительные» суждения вроде: «Всякий осел имеет уши». Буквой Е — «общеотрицательные»: «Ни один слон не имеет рогов». Буквой I — «частноутвердителные»: «Некоторые млекопитающие живут в воде». Наконец, буквой О — «частноотрицательные»: «Некоторые птицы не имеют крыльев». И вот оказывается, что не всякие суждения можно объединить в силлогизм. Например, ни под каким видом нельзя получить вывода из силло-

310