Детская энциклопедия
Том 1. Земля. Том 4. Растения и животные. Том 7. Человек. Том 10. Зарубежные страны.
Том 2. Мир небесных тел. Числа и фигуры. Том 5. Техника и производство. Том 8. Из истории человеческого общества. Том 11. Язык. Художественная литература.
Том 3. Вещество и энергия. Том 6. Сельское хозяйство. Том 9. Наша советская Родина. Том 12. Искусство.

мы внутренне выделяем самые главные собы­тия в жизни полководца, обозначая их порой одним только словом: Очаков, Измаил, Аль­пы. Когда на уроке нам придется рассказы­вать о Суворове, мы расшифруем схему, и по­лучится связный и достаточно подробный рас­сказ. Но бывает и так, что человек в рассказе пропускает какой-то важный эпизод. Тогда мы прибегаем к удивительному свойству слова, ко­торое таит в себе возможность вступать в самые неожиданные связи с другими словами. Пред­ставим себе слово в виде клубка, из которого торчит очень много ниточек и каждую можно связать с различными предметами. Мы гово­рим товарищу: «Альпы»,—и он тут же без труда рассказывает соответствующий эпизод из жизни Суворова, потому что одной из ниточек в его памяти связаны события жизни Суворова и на­звание этих гор. Каждый человек по-своему устанавливает эти связи, пользуется разными словами, но принцип всегда один и тот же.

Для изучения смыслового запоминания проводилось много опытов, но мы поговорим только об одном.

Испытуемому предлагалось запомнить ряд слов отвлеченного характера, таких, напри­мер, как «сомнение», «печаль», «болезнь» и т. п. Ему разрешалось при этом для каждого слова сделать небольшой рисунок, а при вос­произведении слов смотреть на свои зарисовки.

Оказалось, что таким способом можно за­помнить во много раз больше, чем при механи­ческом повторении. Так смысловое запоминание значительно раздвигает границы памяти.

СТОИТ ЛИ ЖАЛОВАТЬСЯ НА СВОЮ НАМЯТЬ?

Известный французский писатель Ларош­фуко шутливо заметил однажды, что никто из

Еще в глубокой древности люди начали пользоваться вспо­могательными приемами для запоминания. На рисунке изоб­ражено узловое письмо перуанцев, в котором каждый узел имеет свое значение.

Некоторые народы пользо­вались для запоминания за­рубками на деревьях, кам­нях. Вот какие зарубки на камне встречались у племе­ни тангаранка (Новый Юж­ный Уэльс).

людей не жалуется на свой ум, но все недо­вольны своей памятью. Иному человеку кажет­ся, что вся беда заклю­чается в том, что многое забывается, а вот если бы все виденное, слы­шанное, прочитанное могло само собой запи­сываться в памяти, как музыка на магнитофон­ную ленту, то и учиться было бы гораздо легче и работалось бы лучше. Поэтому основное стрем­ление тех, кто не умеет пользоваться своей па­мятью,— научиться ничего не забывать.

Однако давайте посмотрим, так ли уж хорошо помнить буквально все.

Крупнейшие советские психологи на протя­жении нескольких десятилетий наблюдали че­ловека по фамилии Шерешевский, обладавшего феноменальной памятью. Однажды ему прочи­тали 100 слов, а через 20 лет он смог безоши­бочно воспроизвести весь этот длинный список. С таким же успехом и столь же легко Шерешевский запоминал и цифры, и формулы, и слова любого иностранного языка.

Казалось бы, такой памяти можно только позавидовать, но не будем спешить с этим.

В многолюдной аудитории Шерешевскому прочитали длинный ряд слов и попросили вос­произвести их. С этим он справился, как и все­гда, безукоризненно. Но потом ему предложили назвать из всего списка одно только короткое слово, обозначающее инфекционное заболева­ние. Все присутствующие, люди с самой обык­новенной памятью, мгновенно вспомнили слово «тиф», а Шерешевскому для этого потребова­лось целых две минуты. Что же с ним происхо­дило все это время? Оказывается, чтобы вспомнить одно-единственное слово, Шерешевскому необходимо было в уме начать переби­рать по порядку все заученные слова, которые хранились в его памяти сами по себе, ни с чем не связанные.

Память Шерешевского была чисто механи­ческой, и в этом состоял ее главный недостаток. Но кроме того, Шерешевский не умел забывать, он не мог, подобно тем, кто несколько минут назад восхищался его памятью, затормозить следы всех остальных слов, чтобы выбрать сло­во «тиф».

297