Детская энциклопедия
Том 1. Земля. Том 4. Растения и животные. Том 7. Человек. Том 10. Зарубежные страны.
Том 2. Мир небесных тел. Числа и фигуры. Том 5. Техника и производство. Том 8. Из истории человеческого общества. Том 11. Язык. Художественная литература.
Том 3. Вещество и энергия. Том 6. Сельское хозяйство. Том 9. Наша советская Родина. Том 12. Искусство.

Вопрос. Откуда достает воду тот, кто поливает улицу?

Ответ. Из четырехугольного отверстия.

Вы, наверное, убедились, что запомнить за 9 секунд так много мелких деталей картины просто невозможно. Чтобы суметь ответить на все вопросы, необходимо продолжать видеть картину и после того, как она убрана.

Конечно, наглядные образы сильно отли­чаются от последовательных образов, и прежде всего тем, что человек может вызвать их про­извольно. Однако это тоже результат послед­ствия зрительного возбуждения.

В ЧЕМ ОШИБАЛСЯ БЕНВЕНУТО ЧЕЛЛИНИ

Мы не в состоянии запомнить все предметы, которые встречались нам в жизни, и все собы­тия, свидетелями которых мы были. Многое так и не попадает в нашу память, и нас, конечно, интересует, почему так происходит, почему на­ша память выбирает что-то для запоминания, иногда без всякого с нашей стороны указания.

В старости знаменитому итальянскому юве­лиру и скульптору эпохи Возрождения Бенвенуто Челлини захотелось поведать людям исто­рию своей жизни. И вот, работая над заказами, Челлини неторопливо рассказывал различные случаи, бывшие с ним, а соседский мальчик за­писывал их. Так родилась увлекательная и довольно объемистая книга, вместившая, впро­чем, далеко не все, что помнил ее автор. На од­ной из страниц он просит извинения у читателя за то, что книге недостает плавности повество­вания. Оправдываясь, Челлини говорит, что рассказывает лишь о том, что случайно ему запомнилось. В первую минуту мы даже готовы согласиться с автором. Действительно, ведь он не знал в молодости, что будет писать мемуары, он не вел дневника, а много работал, переживал радости и огорчения, становился порой участ­ником самых необычайных приключений, не стараясь их запоминать. Но, подумав, мы пой­мем, что Челлини неправ. Все, что он запомнил, оказалось в его памяти непроизвольно, но сов­сем не случайно. Непроизвольное запоминание имеет свои законы, исследованные учеными.

Долгое время считали, что непроизвольно запоминается то, что чаще повторяется, то, что человек, например, видит ежедневно. Но один психолог провел очень интересный и сов­сем простой с виду опыт, опровергнувший это мнение.

Психолог попросил группу людей вспом­нить, как выглядит цифра 6 на циферблате их часов. Вопрос мог бы показаться нелепым, по­тому что в то время почти на всех часах цифра 6 отсутствовала, а на ее месте находилась ма­ленькая секундная стрелка, тем не менее об этом помнили только восемь человек из двухсот опрошенных, остальные же подробно расска­зывали о несуществующей шестерке. А ведь каждый участник опыта по многу раз в день смотрел на часы.

Значит, причину непроизвольного запоми­нания следует искать не в частом повторении, а в другом. Попробуем догадаться в чем же. Отсутствие стрелки совсем не мешало узнавать время, не служило помехой для достижения цели и поэтому оставалось незамеченным. Вы и сами можете убедиться, что не помните мно­гого из того, что окружает вас постоянно. Сколь­ко, например, ступенек между первым и вторым этажом в вашей школе?

Но если в походе вам пришлось в сирую погоду разводить костер и немало потрудиться, прежде чем он разгорелся, вы будете долго об этом помнить. Отсюда уже не сложно сделать вывод: непроизвольно запоминается то, что тес­но связано с деятельностью человека, требует от него активной затраты усилий, и, чем труд­нее для него задача, тем лучше происходит за­поминание. Оно сопутствует деятельности и не может существовать без нее.

Теперь вы, наверное, понимаете, почему на уроках так часто вас просят не просто читать текст, а составлять его план, это требует от вас большей активности. Учитель прямо не говорит, что вы должны запомнить содержание главы учебника, но он знает, что, составляя план, вы будете как бы делить главу на отдельные части и записывать основную мысль каждой из них. Вот и получится, что вы будете запоминать не отдельные слова или образы, а мысли, что гораздо легче.

Существуют, конечно, и другие условия, расширяющие объем и повышающие прочность непроизвольного запоминания. Ими пользуются люди самых различных профессий, в том числе редакторы газет и журналов. Вот вы с увлече­нием следите за развитием сюжета повести, на­печатанной в газете, желание скорее узнать, что же будет с полюбившимися вам героями, увеличивается с каждой минутой. Но ... вместо этого вы читаете: «Продолжение следует». Обыч­но эти слова появляются в самом интересном месте. И дожидаясь продолжения, вы все время помните о том, что говорилось в предыдущем

294