Детская энциклопедия
Том 1. Земля. Том 4. Растения и животные. Том 7. Человек. Том 10. Зарубежные страны.
Том 2. Мир небесных тел. Числа и фигуры. Том 5. Техника и производство. Том 8. Из истории человеческого общества. Том 11. Язык. Художественная литература.
Том 3. Вещество и энергия. Том 6. Сельское хозяйство. Том 9. Наша советская Родина. Том 12. Искусство.

бы слепым, хотя и сохраняется его чувствитель­ность к свету. Это доказывают следующие опы­ты: рисунок, на который смотрит человек, двига­ется вместе с глазом, повторяя за ним все дви­жения, и поэтому неподвижен относительно сет­чатки. В этих условиях только первые две се­кунды можно было видеть изображение, затем оно исчезало.

Возникает вопрос: всегда ли, когда мы смот­рим на предметы, движутся глаза? На рисунке вы видите запись движений глаз, когда испы­туемые рассматривают головы девочки, льва или скульптуру Нефертити, жены египетского фа­раона Эхнатона. Но ведь эти изображения легко узнать и тогда, когда их покажут лишь на несколько сотых долей секунды, т. е. на такое короткое время, за которое не успеют совер­шиться движения глаз. Для чего движутся гла­за в первом случае, если восприятие происхо­дит и без них? Неужели природа создала слож­нейший механизм, управляющий шестью пара­ми мышц, с помощью которых движутся глаза, только для того, чтобы человек, имеющий много свободного времени, очерчивал взором контуры предметов и не пользовался этим механизмом, когда у него нет времени?

Сравнения глаза с фотоаппаратом не слу­чайны, мы действительно можем очень быстро узнавать знакомые предметы. В темную грозо­вую ночь при вспышке молнии мы очень многое можем увидеть и узнать. В чем же здесь дело? Какую роль играют движения глаз в восприя­тии pi что это за способность мгновенного виде­ния, «фотографирования» предметов. Для того чтобы разобраться в этом, представим себе, что мы показываем человеку нечто такое, с чем ему никогда не приходилось иметь дело. В этом слу­чае наш наблюдатель не только захочет подоль­ше рассматривать предмет, но и попытается ощупать его руками. Именно так ведь происхо­дит обучение чтению. Ребенок, который еще не знает букв, для того чтобы познакомиться с ними, не только обводит их глазом, но и водит по ним пальцем. Потом, когда он выучит алфа­вит, движения глаза по контурам букв стано­вятся ненужными. Опытный чтец даже не на каждом слове останавливает взор, а делает на строчке всего 3—4 остановки (по 0,22 секунды). Именно потому что мы читаем не по буквам, а целыми словами или отрывками фраз, то иногда удивляемся сообщаемым в конце книги опечат­кам, которые не заметили при чтении книги. Значит, движения глаз нужны нам для первоначального ознакомления. Мы с их помощью выделяем признаки предметов, связи между

ними, вырабатываем из отдельных признаков новые, более общие и все это передаем на хранение в память. Когда же мы хорошо зна­комы с предметом, запомнили его, нам достаточ­но отдельных признаков для того, чтобы уз­нать то, что нам показывают. То, что мы не успели увидеть, можем дополнить из своей па­мяти. Для узнавания хорошо известных пред­метов движения глаз оказываются ненужными.

Это очень целесообразное построение нашей зрительной системы. Вовсе не всегда есть много времени для того, чтобы ориентироваться в ок­ружающем и правильно приспособиться к нему. Представим себе, что охотник, столкнувшийся со львом в джунглях, прежде чем выстрелить, сделал бы такое же число движений глаз, как и человек, рассматривающий рисунок. Едва ли ему после этого удалось бы выстрелить.

Таким образом, движения глаз нам очень нужны при ознакомлении с предметами и их запоминании и в меньшей степени — при узна­вании знакомых предметов.

Однажды в лаборатории провели такой шу­точный опыт. Нарисовали страуса с головой лошади, показали испытуемым на очень корот­кое время и попросили сказать, что это за зверь. Мнения разошлись. Одни говорили, что птица и что они даже видели длинный клюв. Другие утверждали, что это была лошадь или верблюд и что Они заметили четыре ноги. В том и в другом случае испытуемые, основываясь на одних, действительно увиденных ими признаках, вос­станавливали по памяти другие. Но они уже не могли различить, какие признаки дей­ствительно видели, а какие вспомнили.

Интересно, что движения глаз совершаются и тогда, когда мы стараемся вспомнить, пред­ставить себе предмет, которого нет перед на­ми. Происходит все, как при восприятии. Если предмет хорошо знаком, то для того, чтобы его представить, движений глаз нужно меньше. Движения глаз наблюдались даже во время сновидений.

Возвращаясь к сравнению глаза с фотоап­паратом, нужно сказать, что в истории науки о зрении глаз сравнивался и с другими опти­ческими и электронными устройствами, напри­мер с кинокамерой, с телевизионной камерой, с радиолокатором. Остановимся на сравнении с телевизионной камерой.

Телевизионный луч идет строго по строчкам изображения. Глаз значительно свободнее в своем движении. Если бы луч телевизора про­шелся по предмету, следуя за нашим глазом, то мы едва ли что-нибудь увидели на экране.

286